САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • ...
  • 7

ТЕМА: Catatonic Seiory "Мой Любимый", 7/24, upd. 27.01.2016

Catatonic Seiory "Мой Любимый", 7/24, upd. 27.01.2016 19 Ноя 2013 21:01 #1

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар
  • Не в сети
  • Неутомимая искусительница
  • Сообщений: 706
  • Спасибо получено: 1987
  • Репутация: 22
Название: Мой Любимый
Автор: Catatonic Seiory
Перевод: NellaBlue
Вычитка: denils
Обложка: NellaBlue
Рейтинг: NC-17
Жанр: ангст, романтика, мистика
Размер: 23 главы + эпилог
Статус: в процессе (7 глав из 24)
Предупреждения: упоминания о жестокости.
Размещение: С согласия команды ОС и ссылкой на наш сайт.
Аннотация:
Илан - восемнадцатилетний американец, говорит по-английски, еврей. Курт - парень из совершенно другой эпохи, говорит на немецком и носит свастику на рукаве. Курт неотступно следует за молодым американцем, который не в восторге от такого преследования.
Примечания автора: Это слэш, в котором речь идет о серьезных ситуациях. Но не настолько серьёзных, как вы подумали. И это не банальная история о невозможной любви или ненависти. Ну как? Заинтригованы?


Глава 1-3 / Глава 4 / Глава 5 / Глава 6 / Глава 7
Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: Жменька, Mari Michelle, Shadow, Alexandraetc, alisandra, bishon15, Клитемнестра, Syslik0999, kotik20, verle69, Naro_Law, Rowena Ravenclaw, luuto, Maxy

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 3 глава, upd. 19.11.2013 19 Ноя 2013 21:03 #2

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар
  • Не в сети
  • Неутомимая искусительница
  • Сообщений: 706
  • Спасибо получено: 1987
  • Репутация: 22
Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: Жменька, Mari Michelle, alisandra, bishon15, Клитемнестра, verle69, Maxy

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 3 глава, upd. 19.11.2013 19 Ноя 2013 21:05 #3

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар
  • Не в сети
  • Неутомимая искусительница
  • Сообщений: 706
  • Спасибо получено: 1987
  • Репутация: 22
Глава 1. Психоз - это заноза в заднице


У нас за домом просто огромный двор. Честно говоря, у живущих в пригороде есть свои преимущества. Например, земельные владения, шириной в пять миль, или покупка ещё одной машины, как только мне исполнилось шестнадцать, чтобы я мог сам ездить в школу. Всё лучше, чем опаздывать каждый день.
К сожалению, причина моих проблем не в школе или чём-то подобном. У меня хорошие друзья, любящая семья и отличные оценки. Да, знаю, я скучный.
Всё же у меня есть проблемы. Я всего лишь подросток... подросток мужского пола, которому по утрам приходится любоваться на свой стоящий член и думать о сексе. А ещё в двенадцать лет меня одолели прыщи. Я даже думал, что мне придётся сидеть на таблетках, чтобы хоть как-то приструнить свои гормоны. Как вы понимаете, это не самое приятное ощущение. А потом мой друг, талантливый художник, нарисовал на моей руке точную копию тюремной татуировки. И это уже было не смешно. Ведь я еврей, и в нашем мире никогда не знаешь, кто и как это воспримет.
А в остальном жизнь была прекрасна. Хотя моё воображение иногда преподносило мне сюрпризы. К примеру, двор за домом стал для меня местом многих приключений "эпического" масштаба. Когда я был ребёнком, то становился пиратом и атаковал поселения, ну или сражался с драконами. И даже сейчас, в свои восемнадцать, я нахожусь на заднем дворе, наслаждаясь игрой своего воображения. Я просто слушаю музыку и смотрю на небо, представляя абсолютно невероятные вещи, которые якобы происходят в мире... мире, который я выдумал. Ну большую его часть уж точно.
Когда мне было шесть лет, у меня во дворе побывал незнакомец. И поверьте, такое случалось нечасто. Это был юноша, как я понял, и выглядел он истощённым. Я же был глупым шестилетним ребёнком и не имел представления об опасности общения с незнакомыми людьми. Поэтому я принёс парню еду и стащил для него одежду старшего брата, потому что та, что была на моём госте, была порванной и грязной. Он не проронил ни слова, в то время как я тараторил, как любой болтливый шестилетний мальчишка. Я даже не думаю, что он меня понял, потому что он только кивал головой и смотрел так, словно я говорил на иностранном языке. После того как парень поел, я отвёл его в лес, находящийся на нашей земле, и он ушёл. Кроме него, больше никто не бывал в моём убежище.
А теперь представьте моё удивление, когда я вижу на своей земле бегущего голубоглазого блондина со свастикой на рукаве. И что я делаю? Я поступаю так, как поступил бы любой уверенный в себе восемнадцатилетний парень, - я хватаюсь за ружьё.
Делаю первый предупредительный выстрел. Я умею стрелять. Почти сразу этот арийский ублюдок останавливается и смотрит на меня испуганными глазами. Я перезаряжаю ружьё и, подходя ближе, прицеливаюсь, на случай если мне вновь придётся стрелять.
- Пошёл на хер с моей земли! - кричу я. Парень моргает и страх покидает его лицо. Вместо этого там появляется недоумение и что-то ещё, что я не могу определить. Я снова прицеливаюсь. - Я сказал, убирайся с моего двора! - Делаю второй предупредительный выстрел и направляю ружьё на парня.
Он снова моргает, и мне кажется, о чём-то сосредоточенно думает. Он смотрит не на ружьё в моих руках, а вглядывается в моё лицо. Взгляд моих зелёных глаз прикован к его голубым. Я вижу его удивление. И вдруг его глаза расширяются от понимания чего-то. Похоже, парню хватило этих трёх минут, пока он смотрел на меня, чтобы понять, что я еврей. Спустя секунду он поворачивается и бежит к лесу. Я же жду ещё пятнадцать минут и только потом возвращаюсь в дом, закрывая за собой дверь.
Честно говоря, не могу утверждать, что в нашем городе такое случается часто. Уверен, что Общество владельцев домов считает неонацистов проблемой, хотя сами вполне могут быть потомками нацистов. Я вздыхаю и запираю дверь, а потом слышу звонок телефона.
- Илан, что за херня? - Это моя сестричка Эляи. Я даже забыл, что она всё ещё живёт в этом доме. Ей вообще-то шестнадцать, и она должна жить здесь, но всё же. Моя сестра действительно обитает где-то в нашем доме. Только я не знаю, где, потому что она редко покидает свою комнату, и мне не нужно навещать её, к счастью для меня.
Кого я пытаюсь обмануть? Я люблю её. Это же не её вина, что она социально неадаптированный человек и звонит мне, когда может... ну, спуститься вниз оттуда, где она сейчас находится.
- Какой-то говнюк решил побегать по нашей собственности, - отвечаю я. - Но всё в порядке. Я его прогнал.
- Уверена, отцу не понравится, что ты стрелял из ружья. - Мне кажется, или голос Эляи звучит разочарованно? Наверное, она сама хотела пострелять.
- Думаю, папа не будет ругаться, когда я скажу ему, что какой-то парень со свастикой на рукаве прогуливался в нашем дворе.
- Что?! Илан, вызови полицейских! - Сестричка решила меня поучить. Нахмурившись, я смотрю на телефон.
- Как ты думаешь, не по этой ли причине у нас в доме есть оружие? - огрызаюсь я и слышу, как Эляи потихоньку начинает закипать, сильно переживая. - Прекрати. Всё уже в прошлом, он убежал. Теперь мы можем расслабиться и вернуться к тому, что здесь никогда ничего не происходит.
- Ладно! Только скажи отцу.
Я кладу трубку и закатываю глаза. Ну правда, мы же не какие-нибудь там уроды, которые прячутся в своих комнатах. Некоторые из нас познают мир, реальную жизнь.
Я отношу ружьё в гараж, где мы обычно его храним, и возвращаюсь на кухню. Думаю, сейчас будет лучше подняться к себе в комнату и закончить домашнее задание. Завтра его надо сдать, да и делать мне всё равно нечего. Во двор я уже возвращаться не хочу, пока не буду уверен, что там больше не бегают неонацисты. Я захожу в спальню и пытаюсь позаниматься, однако спустя пару минут я опускаю голову на руки, собираясь немного поспать. А ещё через какое-то время слышу, как мама зовёт меня на ужин. Не до конца проснувшись, я спускаюсь вниз и по пути встречаю брата.
- Привет, малявка, - улыбаясь, здоровается Мика и ерошит мне волосы. Я их не приглаживаю - мне всё равно. - Так ты теперь решил всему миру показать, кто мы такие? - Скорчив гримасу, я смотрю на него, а он в ответ стучит мне пальцем по лбу.
- Мика, не доставай брата, - говорит мама, суетясь вокруг стола, расставляя тарелки. Папа уже сидит за столом и читает газету, а Эляи вообще развалилась на стуле.
- Я его не достаю, - слабо возражает Мика. - Просто у него на лбу звезда Давида.
Это уже привлекает моё внимание.
- Что? - переспрашиваю я и смотрюсь в ближайшую отражающую поверхность, - микроволновку. И действительно, на моём лбу красуется замысловатого вида звезда. Я хватаю бумажные салфетки и начинаю оттирать её. Ну откуда она там взялась?
- Ты что, решил сделать татуировку, а братишка? - спрашивает Мика. У брата нет проблем с напоминанием мне, кто из нас старше.
Услышав Мику, мама резко ставит салатницу на стол и смотрит на меня широко раскрытыми глазами.
- Это правда, Илан? - тихо спрашивает она. Я же хмуро гляжу на брата, злясь, что он вообще мог предположить такое. А мама продолжает стискивать бедную салатницу. Боюсь, она скоро треснет в её руках.
- Нет, конечно же, нет. Просто Мика как всегда идиотничает. - Я отталкиваю от себя брата, на что он заходится смехом. Мама всё ещё выглядит смущенно.
- Правда, Илан, если ты решишься, то я хочу знать. Нам нужно будет найти стерильный салон и проверить, нет ли у тебя аллергии на чернила. О боже, ещё нам нужно проверить статистику по гепатиту. Интересно, сколько дней занимает лечение, прежде чем человек сойдёт с ума...
- Мама! Я не собираюсь делать татуировку, - кричу я, чтобы привлечь её внимание. Но родители меня полностью игнорируют.
- Дорогая, если он хочет сделать татуировку, не делай из этого что-то грандиозное. Иначе он попросит об этом какого-нибудь уголовника, пока тебя не будет рядом. - Во-от, мудрые слова моего отца. Услышав их, мама бледнеет и пытается отцепиться от миски с салатом.
- О, только никаких зэков, пожалуйста. - Она смотрит на меня умоляюще. - Я не пойду с тобой, честное скаутское, только позволь мне проверить.
- Мам, - ещё раз говорю я, перебивая её. Краем глаза я замечаю у себя на руке звезду, которую днём нарисовал друг. О... момент озарения. - Я не собираюсь делать татуировку. Просто я заснул, положив голову на руку... Это нарисовал Трент в обед. - Я поднимаю руку и демонстрирую маме рисунок. Она непонимающе прищурилась.
- А почему Трент на тебе рисует? - спрашивает мама.
- Потому что Трент - сумасшедший художник, для которого любая однотонная поверхность представляется мольбертом или чистым холстом. – Мика прямо наслаждается моментом. Он похрюкивает, еле сдерживаясь, чтобы не заржать.
Мама ещё долго смотрит на меня. И постепенно, её лицо, мышца за мышцей, расслабляется.
- Ты уверен, что не будешь делать татуировку?
- На все сто, - отвечаю.
- Ну и ладненько, давайте кушать. - Мама садится за стол, улыбаясь. Фух, и что это было? - Ну, и что сегодня было интересного?
Не успел я сесть и взять в руку вилку, как Эляи делает глубокий вздох и, присвистнув, говорит:
- Илан сегодня стрелял в нациста.
Папа роняет вилку и резко поворачивается ко мне. Он как раз собирался передать мне пюре, но теперь, думаю, я получу его не скоро. Кажется, папа взволнован так же, как и мама.
- Что-что, Илан? - переспрашивает отец, словно это я сказал последнее предложение. Я стреляю взглядом в Эляи. Эта маленькая сплетница, похоже, так и не научилась говорить за себя.
- Я увидел во дворе парня со свастикой на рукаве и сказал ему убираться с нашей земли, - отвечаю я, стараясь не вдаваться в подробности.
- Он стрелял в него, - вставляет свои пять копеек Эляи. Я посылаю ей строгий взгляд.
Отец в шоке.
- Из ружья?!
- О детка, он тебе не навредил, нет? - спрашивает мама, прикладывая руку к моему лбу. Похоже, она уверена, что от встречи с антисемитом можно заработать лихорадку.
- Нет, мам, это я слишком бурно среагировал, - отвечаю и пытаюсь увильнуть от её руки. Честно, я боюсь, что она сейчас побежит за градусником.
- Он сделал два выстрела, - продолжает Эляи. Вот же информативная сучка.
- Два выстрела?!
Мама подскакивает и бежит в ванную.
- Ну хватит, ведь ничего не случилось. Сначала я выстрелил, чтобы привлечь его внимание. А когда он сразу не отреагировал, я выстрелил во второй раз.
- Он сразу не отреагировал?! - Ну вот, опять папа начал. Когда он расстроен, то всегда всё за тобой повторяет. И меня это каждый раз убивает наповал.
В комнату возвращается мама, неся в руках старый градусник, и засовывает мне его в рот.
- Вот, подержи его под языком, - требует она.
- Мам, да я в порядке, - я пытаюсь возразить, но мама насильно проталкивает эту дурацкую штуку глубже в мой рот.
- Давай, молодой человек, а то придётся ехать в больницу.
С этим не поспоришь. И всё же, я чувствую себя тупицей. Восемнадцать лет и всё такое, и нате - мне в рот суют градусник. Всё, моё мужское самолюбие упало ниже плинтуса.
- Ты звонил в полицию? - продолжает допрос мама, а я молча удивляюсь: как она хочет, чтобы я ей ответил, не выронив при этом градусник? К счастью у моей сестрички рот свободен.
- Нет, он не звонил, - Эляи холодно на меня смотрит, но в ответ получает то же самое от меня. Это она во всём виновата.
- Он не звонил!
- Почему нет? - Мама опять поворачивается ко мне.
- Да потому что он парень, и к тому же идиот, - вставляет Эляи. Мама вырывает градусник у меня изо рта и внимательно изучает показания.
- Эляи, никому не интересно слушать твои феминистско-лесбийские умозаключения, - огрызаюсь я и только сейчас замечаю, что рядом со мной ржёт Мика. Мне даже становится легче, что я сам не хихикаю.
- Твоя глупость не делает меня феминисткой, - возражает Эляи.
- Нет, но предполагать, что я глуп только потому, что я мужчина, - это ярый феминизм, и не позволяй своим шлюшкам-подружкам из школы разубедить тебя.
- Илан, не называй девочек шлюхами, даже если это правда, - отчитывает меня мама и кладёт градусник на стол. - Тридцать семь и три. Наверное, ты заболеваешь.
- Хочешь, я отвезу его в неотложку, - радостно спрашивает Мика.
- Да хватит уже! Всего лишь на несколько градусов выше нормы! Это ничего не значит, - негодую я.
Не, ну правда, тридцать семь и три? Она что, издевается?
- Я не собираюсь рисковать своим ребёнком, - говорит мама.
- Я не ребёнок, - возражаю я.
Конечно же, никто не обращает на меня внимания, оживлённо обсуждая, как спасти меня от несуществующего заболевания. Я одариваю всех испепеляющим взглядом, желая в данную минуту кого-нибудь прибить. В конце концов я не выдерживаю и ударяю кулаком по столу.
- А теперь все успокойтесь! - кричу я. И наконец, тишина... не считая звенящего гула в моих ушах. Все смотрят на меня, а я гляжу на них. - Всё нормально. Я прогнал непрошеного гостя с нашей земли. Он ничего мне не сделал, это я напугал его. И я не поеду ни в какую больницу, даже не мечтайте. - Мама открывает рот, чтобы возразить, но я поднимаю руку, останавливая её. - У меня температура всего на пять градусов выше нормы. Это вполне может значить, что... - я машу руками, указывая на мою истеричную семейку, - всё это довело меня до стресса. Простите, что я не позвонил в полицию, но всё уже закончилось, так что прекратите доставать меня, а то я пойду в свою комнату голодным. Ясно?
Все медленно кивают, и только потом я снова сажусь за стол. Я накладываю себе в тарелку гору пюре и втыкаю в него вилку. Вокруг меня стоит напряжённая тишина. Ну, для всех остальных она напрягающая, а вот я обожаю тишину. Она меня вполне устраивает.
- Ну... - папа первым выходит из транса. - Так ты ему наподдал?
Я закатываю глаза и делаю из пюре недовольную мордочку. Мне неважно, кто и что говорит, хоть она и вверх тормашками, но всё равно, это недовольная мордочка. А оптимисты пусть идут к чёрту.


_________________________________
Большое спасибо denils! :flirty2:
Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: Жменька, Mari Michelle, Alexandraetc, alisandra, bishon15, Сью-Линн, Клитемнестра, moi, cherry_blossom, Margoshka, Asia88, verle69, Шишик, ProJEt, Naro_Law, luuto, Mi

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 3 глава, upd. 19.11.2013 19 Ноя 2013 21:10 #4

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар
  • Не в сети
  • Неутомимая искусительница
  • Сообщений: 706
  • Спасибо получено: 1987
  • Репутация: 22
Глава 2. Понимание


Прошло три дня, и чувствую я себя замечательно. Мама перестала бросать на меня взволнованные взгляды. И я даже успел сделать домашнее задание, но самое главное - задний двор вновь стал моим. Жизнь продолжается.
К сожалению, выпускной класс обязывает появляться в школе, хотя до окончания учёбы осталось всего ничего. Ну правда, что мне там делать? Я хожу на все уроки по основным предметам. К тому же экзамены по ним, как всегда, назначены на более раннее время. Поэтому в школе мы сидим и таращимся друг на друга, ну и смотрим диснеевские фильмы. Трент же совсем свихнулся, потому что продолжает на мне рисовать. Я его ходячий "шедевр". Сейчас, например, он увлёкся тюремными татуировками, но как бы мне ни нравились два колокола1, думаю, что мне стоит отвергнуть его предложение. Однако, чтобы объяснить свой отказ, мне пришлось рассказать о том, что случилось в воскресенье.
Ох, не надо было мне этого делать...
Выслушав меня, Трент свалился со стула, загоготав. В руке у него зажата серебристая ручка, и сейчас меня так и подмывает схватить её и засунуть ему в нос.
- Мистер Гейтс, с вами всё в порядке? - спрашивает миссис Шриллинг, наша учительница по английскому. Похоже, она решила, что Трент упал и стукнулся головой. Возможно, я смогу убедить её, и парня отправят в психушку?
- Ах... Я в порядке... Миссис Шриллинг... Просто фильм очень смешной... - извиняется Трент. Шриллинг кивает, садится за стол и оставляет нас в покое. Трент тоже возвращается на свой стул. - Чувак, я обожаю твою семью, - шепчет он мне. - С ними не соскучишься.
Я приподнимаю бровь. Да уж, моя жизнь сплошное веселье.
- Ну-ну, только когда в следующий раз мама почувствует непреодолимое желание отвезти кого-нибудь в больницу, я посоветую ей тебя.
Трент улыбается.
- Ага, только это всё равно лучше, чем моя семья. Недавно отец спросил, кем я хочу стать, когда закончу школу. Я ответил, что стану проституткой, меня изнасилует клиент и я убью этого ублюдка. Потом, уже в тюрьме, я познакомлюсь с больным СПИДом трансвеститом Хавьеро, и он умрёт у меня на руках. Я так расстроюсь, что поступлю в медицинский колледж, стану ведущим исследователем в области СПИДа и открою способы его лечения. Сказать, что ответил отец? - Трент корчит рожу, становясь похожим на своего отца, и говорит низким голосом: - Ага.
Теперь пришла моя очередь веселиться.
- Он уже привык к твоим выкрутасам. - Трент обижается и складывает руки на груди. - И как ты только додумался до этого?
Трент пожимает плечами.
- Так, подсмотрел на мамином любимом канале.
Грустно, но это всё объясняет.
- Так что, на тебя набросился нацистский преступник со свастикой на рукаве? - как ни в чём ни бывало продолжает Трент. Серьёзно, как так можно? - Наверное, было интересно.
- К счастью, в тот момент у меня на лбу не было той дурацкой звезды, - бурчу я. Трент смотрит на меня непонимающе, поэтому я быстро объясняю.
- Не вали на меня! Ты сам виноват, что заснул, уткнувшись лбом в руку. - Трент тыкает меня пальцем в живот, и я недовольно смотрю на него.
- Я имею право спать на любых частях своего тела, - рычу я, а Трент смотрит на меня, улыбаясь.
- Ты же понял, что сейчас сказал?
- Сам знаю. Заткнись.
- Интересно, а на каких частях тела ты обычно спишь? - Трент играет бровями, намекая. Я бью его по руке.
- Ну почему все твои мысли сводятся только к этому? – спрашиваю я.
- Похоже, твои мысли бродят там же, раз ты понял, о чём я думаю.
- Просто я очень хорошо тебя знаю.
К счастью, звенит звонок, и мы выходим из класса. Однако Трент не отстаёт от меня, продолжая начатый на уроке разговор. Вскоре к нам присоединяется Эвелин. Она осуждающе смотрит на Трента, когда он делает непристойный жест рукой. Волосы Эвелин как всегда идеально уложены: ни одна чёрная прядка не выбивается из причёски. На лице Эвелин нет ни одной морщинки, потому что она практически никогда не улыбается. А её глаза такого светло-янтарного цвета, что иногда, когда она на нас смотрит, у меня возникает ощущение, что она, как орлица, вот-вот спикирует вниз, схватит нас когтями и скормит своим птенцам. Почему она общается со мной и Трентом, остаётся для меня загадкой.
- Трент, в старые времена мужчин вешали за вульгарное и похотливое поведение в общественных местах, - информирует Эвелин Трента, а он улыбается ей в ответ.
- Вообще-то, Иви, в старые времена женщин было не слышно и не видно, - отвечает Трент. - Ты уж выбери: право голоса или рыцарство. Но иметь и то, и другое ты не можешь.
Иви поворачивается ко мне.
- Почему ты позволяешь ему так себя вести?
Я остолбенел.
- Ну, это его дело. Если он хочет выглядеть дебилом, то кто я такой, чтобы прерывать этот занимательный спектакль?
Иви улыбается. У меня получилось её развеселить. Трент тоже может, но для этого ему приходится постараться.
- Эй, Ив, догадайся, что случилось, - говорит Трент, подскакивая к Эвелин. - В городе появился нацист, и прикинь, у кого на лужайке он решил прогуляться?
Ив прищурилась.
- И что ты сделал?
- Не я, - отвечает Трент и указывает на меня, - он.
Ив резко поворачивается.
- Ты в порядке?
- Ты издеваешься? Илан у нас крутой еврей. Он подстрелил нациста.
Ив возмущена:
- Ты его подстрелил?!
Никого не напоминает?
- Нет, никого я не подстрелил, - шиплю в ответ и бросаю на Трента возмущённый взгляд. - Я стрелял в воздух. Ну, понимаете, чтобы напугать его.
- А почему ты не позвонил в полицию?
- О господи... Знаете что? Хотите предаваться размышлениям, когда кто-то подобный будет разгуливать у вас во дворе, - да ради бога! - Я разочарован. Похоже, звонок в полицию - первое, что всем приходит в голову. Всем, кроме меня.
- Да ладно тебе, дружище. Не такой уж ты идиот, как думаешь. Ты ещё больший идиот. - Трент приобнимает меня за плечи и ведёт к выходу. - Да, намного больший, если понимаешь, о чём я.
Я вздыхаю.
- Нет, не понимаю. В седьмом классе я решил, что больше не буду бояться.
- Ребята, вы оба идиоты.
Мы с Эвелин идём к машине и спорим о степени нашего идиотизма. Я сажусь на пассажирское сидение, а Трент - за руль. И вообще, мне начинает казаться, что Эвелин дружит с нами лишь для того, чтобы её подвозили домой.
- Мы должны придумать, чем заняться в выходные, - радостно предлагает Трент, заводя машину. - О! Я знаю. А давайте поедем в тот лесбийский клуб. Мне кажется, что Хельга без ума от тебя, Иви.
Ив закатывает глаза.
- Болтай, болтай, Трент. Может, нам стоит поехать в гей-клуб? Уверена, мы там встретим толпу мужиков, мечтающих тебя изнасиловать.
- Боже мой! - Трент резко жмёт на тормоза и, обернувшись, смотрит на Иви. - Это ты пошутила, что ли?
- Трент… - ворчу я. Кажется, моя селезёнка поздоровалась с приборной панелью, но я не уверен, потому что сейчас моё лицо утыкается в пах Трента. Спасибо ему большое! - Сделаешь так ещё раз, и я тебя убью.
Трент вновь заводит машину и продолжает рассказывать нам о планах на эти выходные. Не знаю, как уж я буду плавать в канале, но если Тренту что-то втемяшилось в голову, то, чувствую, мне придётся тонуть.
После этого, как Трент сообщает, что мы будем лично беседовать с Далай Ламой, мы наконец подъезжаем к моему дому. Я выбираюсь из машины, машу друзьям рукой и захожу в дом. Внутри подозрительно тихо, но я знаю, что моя недоразвитая сестричка сейчас где-то прячется. Брат не живёт с нами. Он намного старше меня и уже окончил колледж. Однако ему нравится приходить к нам на ужин.
Да, знаю, это типичное поведение старших братьев.
В любом случае, думаю, мне нужно выйти на свежий воздух. Я бросаю рюкзак на пол, не особо переживая, что он лежит прямо на проходе. Ведь я вернусь раньше, чем об него кто-нибудь успеет споткнуться. Сестру я тоже не тревожу, не хочу говорить, куда пойду. Ну правда, что со мной может случиться?
Выйдя за дверь, я направился в сторону леса. Там остались “следы” моих детских "подвигов", и я чувствую ностальгию. Напевая рок-песни, захожу подальше в лес, не боясь заблудиться, ведь я излазил его вдоль и поперёк. Многие люди не любят места, где выросли, но я знаю, что буду скучать, когда придётся уехать. На мгновение задумываюсь, а стоит ли мне вообще уезжать? По крайней мере навсегда. Может, удастся уговорить Трента стать моим “гетеро партнёром” и остаться дома? Я почти уверен, что Трент согласится.
Мои размышления прерываются, когда я слышу странный металлический звук. Резко обернувшись, упираюсь взглядом в дуло ружья. Оно направлено мне прямо между глаз, так что ошибки быть не может. Сердце выпрыгивает из груди, пока я пытаюсь понять, что происходит. А потом ружьё слегка опускается, и я вижу его - вчерашнего блондинчика с красной повязкой на рукаве, гордо глядящего мне в глаза.
- Почему бы тебе не купить футболку с крупной надписью "Я - арийский говнюк" и наконец прекратить весь этот балаган? - вылетает у меня прежде, чем успеваю сообразить, что несу. Да уж, и куда только подевался мой инстинкт самосохранения? Однако, услышав мои слова, мужчина опускает ружьё и смотрит так, будто вспомнил меня.
Лааадно. Хорошо, что этот неонацист не искал стрелявшего в него. А ещё лучше то, что я сам пришёл к нему. Просто чудесно!
Не успеваю я загадать желание, чтобы долго не мучиться, как меня резко придавливают к дереву, с силой держа за подбородок. Я начинаю задыхаться. Голубые глаза смотрят на меня с нескрываемой яростью, и я не могу отвести взгляд. Стараюсь не показать своего истинного состояния, а наоборот, выглядеть гневно или вызывающе. Если этот засранец решил причинить мне боль, то я просто так не сдамся.
Но вместо этого он начинает орать на меня на иностранном языке. Я глупо моргаю. По-английски, пожалуйста. Вдруг он замолкает и смотрит на меня. Теперь я вообще ничего не понимаю и стараюсь показать это мимикой. Ну правда, я же американец. Еврей. И я не говорю на антисемистском.
Парень выглядит разозлённым, однако вскоре ослабляет хватку. Я же в это время кошусь на ружьё, которое сейчас направлено вниз, а не на меня, что очень хорошо. Я быстро соображаю, что мне нужно рвать когти, пока он не решил причинить мне боль. Со всей силы наступаю ему на ногу и ударяю кулаком в живот. Он сгибается от боли, а я без оглядки несусь подальше отсюда. Знать не хочу, в порядке ли он. Парень сможет о себе позаботиться. А вот за себя я волнуюсь. Со всех ног бегу в сторону дома. Спустя несколько минут убеждаюсь, что оторвался от него. Глубоко вздыхаю и чувствую резкую боль. Что-то захлопнулось на моей лодыжке.
Падаю на землю, корчась от боли. Штука на моей ноге врезается в кожу, отдаваясь жгучей болью почти до костей. Оглядываюсь и понимаю, что попал в капкан. К счастью, он маленький, иначе бы мне оторвало ногу. Пытаюсь освободиться от него, но боль лишь усиливается и железная гадость сильнее впивается в кожу. Замираю, чтобы не закричать. Больно, очень. Расслабляюсь на мгновение, стараясь восстановить дыхание, но заметив сбоку тень, тут же вспоминаю, как оказался в этой ловушке.
Нацист смотрит на меня с минуту, а я молю бога, чтобы парень оставил меня в покое. Но не тут-то было - он бежит ко мне. Закинув ружьё за спину, он касается моей щиколотки. Парень что-то нажимает, ослабляя железяку, и вытаскивает её из моей ноги. Я еле сдерживаюсь, чтобы не закричать, потому что это больней, чем когда эта штука захлопнулась на моей лодыжке. Даже через джинсы видно, что у меня сильное кровотечение. Но не успеваю я подумать об этом, как меня дёргают за штаны. Смотрю на блондина и хмурюсь.
- Что ты делаешь? - спрашиваю его, когда он быстро расстёгивает верхнюю пуговицу и стягивает с меня джинсы. Пытаюсь сопротивляться и кричу:
- Что за чёрт?!.. Слезь с меня!
Пробую пнуть его, но тут же чувствую резкую боль. Больше не в силах сдерживаться, всхлипываю, когда он наконец снимает с меня джинсы, оставляя в одних боксерах.
Парень быстро отбрасывает штаны в сторону и начинает вытаскивать свой ремень. Меня охватывает паника. Я ожидал чего угодно, но только не этого. Меня пугало сосредоточенное выражение его лица, а ещё этот странный взгляд... направленный на меня. Я вновь попытался вырваться.
Меня тут же дёрнули за здоровую ногу и вернули обратно, а потом вытащили пояс из последней петли. Затем парень быстро обвязал мою ногу чуть выше кровоточащей раны и затянул невозможно туго, застёгивая ремень, закрепляя его. Парень смотрит на меня бешеным взглядом и говорит что-то на иностранном языке. Я молча гляжу на него, не зная, что и думать. Может, он не знает, что я еврей?
Он повторяет что-то на своём языке, но я не знаю, что он говорит. Он произносит фразу несколько раз и злится, видя мой непонимающий взгляд. Мне не приходится притворяться, потому что я действительно ничего не понимаю.
Не дождавшись от меня ответа или знака, что я его понял, парень подхватывает меня на руки, закидывает на плечо и идёт в противоположную от моего дома сторону. Я пытаюсь бороться и объяснить, что хочу домой, но меня никто не слушает. Мы просто не понимаем друг друга. Очевидно, он не знает, что я еврей, иначе бы оставил меня подыхать в том капкане. Разглядываю его одежду. Серо-зелёная. И единственное, что в нём не тусклое - это его голубые глаза и жуткая повязка, от которой я не могу оторвать глаз. С раннего детства этот символ действовал на меня странно. Эвелин как-то сказала мне, что он означает защиту, а я рассмеялся в ответ. Этот символ уж точно не защищал меня и не придавал мне спокойствия. Скорее наоборот. Ив попыталась объяснить, но я сказал, что меня не интересует его значение. Символы могут означать что угодно, а вот этот означает страх.
По крайней мере для меня.
Мужчина вынес меня далеко за пределы нашей собственности, и я запаниковал. Хочется кричать, но всё без толку, к тому же я могу разозлить его. Начинаю волноваться ещё сильнее, когда понимаю, что он принёс меня к заброшенной хижине в дальней части леса. Это место выглядит каким-то зловеще тёмным... Парень кладёт меня на матрац, который странно поскрипывает. Я резко поднимаюсь и пытаюсь встать, но парень насильно укладывает меня на кровать. Затем он вытаскивает какой-то мешочек, и я вижу набор для шитья. Он кладёт его на стол и достаёт светлую тряпку. Я продолжаю сопротивляться, пока не слышу усталый вздох и одно слово:
- Halt2.
Я замираю. Это единственное слово, которое я понял с момента встречи с парнем, и это застало меня врасплох. Я лежу смирно, наблюдая, как он омывает мои раны. И вдруг он улыбается, не отрывая взгляда от моей ноги.
- Das ist besser3, - тихо произносит он, и я почему-то понимаю его.
Затем он опять укладывает меня, и я больше не сопротивляюсь, а просто смотрю, как он обрабатывает мою ногу, и вздыхаю. По крайней мере он не знает, что я еврей. Иначе мне бы не поздоровилось.
__________
1 Колокола - Символ того, что владелец татуировки отсидел срок полностью "от звонка до звонка".
2 Halt – стой, постой, стоп.
3 Das ist besser - так лучше.


____________________________________
Большое спасибо denils! :lublu:
Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: Жменька, Mari Michelle, Alexandraetc, alisandra, bishon15, Сью-Линн, Клитемнестра, moi, cherry_blossom, Margoshka, Syslik0999, Asia88, Шишик, Naro_Law, luuto, Mi

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 3 глава, upd. 19.11.2013 19 Ноя 2013 21:11 #5

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар
  • Не в сети
  • Неутомимая искусительница
  • Сообщений: 706
  • Спасибо получено: 1987
  • Репутация: 22
Глава 3. Своевременная защита


Я просыпаюсь от жуткого завывания ветра за стеной. В комнате темно, лишь маленькая лампа тускло освещает помещение. Я сажусь и осматриваюсь. Нациста здесь нет, и это хорошо. Никто не помешает мне уйти. Пытаюсь встать, но ногу прошивает резкая боль, и я падаю на скрипучую кровать. Совсем забыл о своей ране.
Мелькнула мысль, что сейчас, возможно, уже ночь и кто-нибудь наверняка споткнулся в прихожей о мой рюкзак. Просто чудесно! Правда, не уверен, что мама будет переживать по этому поводу. А вот то, что её младший сын не пришёл ночевать... да, это займёт все её мысли. И когда я вернусь домой, она задаст мне жару за то, что бросаю свои вещи где попало.
Вздыхаю. Да уж, это кошмар какой-то. До дома мне никак не дойти, разве что доползти смогу, да и то не знаю, где сейчас нахожусь. Нацист унёс меня так далеко, что я не понимаю, в какой стороне искать свой дом. И самое ужасное то, что мобильник валяется где-то в лесу вместе с моими джинсами. Нет связи с внешним миром, и мне не сообщить о произошедшем. Я в полной заднице.
От грустных мыслей меня отрывает грохот распахнувшейся двери и яркий свет фонаря. Вижу нациста, который, похоже, что-то принёс. Закрыв дверь, преграждая дорогу потоку холодного воздуха, он подходит ко мне. С тревогой смотрю на него. Слава богу, он не знает, что я еврей, и хотя я понятия не имею, как нацисты относились к обычным людям, осторожность мне не помешает. Кажется, они недолюбливали цыган, и я задумался, не примет ли он меня за цыгана из-за тёмных волос и смуглой кожи.
Мужчина бросает свою ношу у кровати. Порывшись в вещах, достаёт и накидывает на меня мягкое тёплое одеяло. Я в шоке, а он продолжает копаться в мешке. Минуту спустя он кладёт мне на колени пакет с едой. Правда, её немного - кусок хлеба и странного вида мясо. Меня посещает мысль, что оно может быть отравлено, хотя… если бы парень хотел, то давно бы уже убил меня. Я медленно ем и благодарю его. Похоже, что он меня понял, потому что уже в следующее мгновение начинает улыбаться. Подождав, когда я поем, парень даёт мне фляжку, чтобы я попил, потом убирает её в мешок и садится на край кровати. Затем подтягивает к себе мою больную ногу и осторожно её осматривает. Взглянув на рану при лучшем освещении, вижу, что пока я спал, парень зашил её. Закончив осмотр, он укрывает меня одеялом и просто сидит, глядя на меня ярко-голубыми глазами. Я слегка ёрзаю, пытаясь показать, что мне не нравится, когда меня рассматривают. Конечно, он ничего не понимает и продолжает глядеть на меня. Может, какой-то частью мозга он понимает, что я еврей, и пытается рассмотреть меня получше? Ну, увидеть то, что обычно, по их мнению, "указывает" на евреев...
В ответ я сверлю его взглядом.
- Прекрати на меня таращиться! - кричу и надеюсь, что хотя бы мой раздражённый тон заставит его отвернуться. Но нет. Вместо этого слышу поток непонятных слов. На секунду он замолкает и, внимательно глядя на меня, продолжает уже более спокойно. Не моргая смотрю на него. Да уж, а я-то думал, что большего болтуна, чем я, сложно найти, но до него мне далеко.
Непонятно из-за чего огорчившись, парень протягивает ко мне руку. Я дёргаюсь в сторону, думая, что он собирается меня ударить, но вместо этого он кладёт ладонь мне на грудь и начинает говорить так медленно, что я даже могу различить отдельные слова.
- Wie heißt du4, - произносит он. Я очень удивлён, что понимаю слова в предложении. Затем он кладёт руку себе на грудь и говорит:
- Ich bin Kurtis5.
Потом показывает на меня и ждёт. Если я правильно понял, то его зовут Куртис, если нет, то тогда у него какое-то странное неизвестное мне заболевание. Боюсь говорить ему своё имя, ведь он поймёт, кто я.
- Илан, - наконец отвечаю я. Куртис моргает, и его взгляд смягчается.
- Илан, - повторяет он со странным акцентом. Он продолжает смотреть на меня, отчего мне становится не по себе. Кажется, сейчас самое время уползти подальше в лес. Я сажусь, собираясь встать, но Куртис тут же укладывает меня назад и что-то кричит.
- Прекрати, - огрызаюсь я, и он на мгновение замирает. - Мне надо домой. - Указываю пальцем на себя и на дверь. Куртис снова что-то кричит и толкает меня, и я откидываюсь спиной на кровать. Я одариваю его гневным взглядом. - Пусти.
- Nein6, - медленно отвечает он. Это я понимаю, и до меня наконец-то доходит, что он говорит по-немецки. Какая ирония. Почти. - Sie nicht konnen Sie haben7.
Он говорит резко, и я не уверен, что правильно его понял. Да и неважно, я всё равно сопротивляюсь. Теперь он уже насильно прижимает меня к кровати. Я слышу, как он шепчет что-то грубое на немецком, и на меня накатывает паника. Не хочу быть похищенным каким-то нацистом! Он уже мог догадаться, кто я такой, и наверняка теперь ждёт своих дружков, чтобы потом вместе прибить меня каким-нибудь особо жестоким способом.
- Пожалуйста, отпусти меня, - умоляю его. Куртис опускает меня на матрац и удерживает в таком положении. Спустя мгновение я слышу щелчок металла, и что-то холодное зашёлкивается на моей здоровой лодыжке. Куртис резко встаёт, и я смотрю вниз. Он пристегнул меня за ногу наручниками к кровати. Я ищу Куртиса взглядом и замечаю его сидящим рядом на стуле. - За что ты так со мной? - спрашиваю и гневно смотрю на него. Глядя мне в глаза, Куртис бурчит что-то невнятное, очень похожее на "глупец", и выходит из сторожки. Я же остаюсь лежать на матрасе, прикованный к изножью наручниками, и могу только догадываться, что меня ожидает.
Вскоре возвращается Куртис с охапкой дров и сразу затапливает печь. Мне остаётся лишь молча наблюдать за ним. Нога вновь начинает болеть, и я понимаю, что, похоже, Куртис колол мне обезболивающее.
Стараюсь не показывать, что мне больно, но поверьте, боль почти невыносимая. Не знаю, сколько сейчас времени, но судя по темени за окном, уже ночь. Теперь я полностью осознал, что меня похитили, или по меньшей мере держат под стражей. Я до смерти напуган, но меня успокаивает одно: Куртис не знает, что я еврей. А других причин ненавидеть меня у него нет. Кожа у меня светлая, может, чуть смуглая, но не тёмная, глаза зелёные, а волосы чёрные. Да, не идеал арийца, но всё же. Думаю, нацисты решили уничтожить сначала одну нацию, а потом и другие.
Куртис садится на корточки в дальнем углу комнаты и прижимается виском к своему ружью. Пока он не обращает на меня внимания, я решаю пошевелиться, но тут же об этом очень сожалею. Резкая боль, словно кто-то воткнул в меня нож, прошивает ногу. Застонав, вижу, как уже в следующий момент у кровати оказывается взволнованный Куртис. Он откидывает одеяло и осматривает мои раны. Лёгкое прикосновение его пальца к порезу вызывает новую волну боли. Я чуть не дёрнулся, но Куртис крепко держал мою лодыжку. Он ругает меня на своём родном языке и осторожно накрывает мою ногу одеялом.
- Ich gehe Konzentrationslager8, - содрогнувшись, произносит он и встаёт, указывая рукой на дверь. Как я понимаю, он собирается уйти, и не знаю, вернётся ли он. Куртис говорит что-то ещё, но я не понимаю и лишь молча смотрю на него.
Куртис уходит, и даже не знаю, радоваться мне этому или нет. Хотел бы я сейчас подняться с кровати и вернуться домой... Вместо этого я смотрю в потолок, а тяжесть металла на здоровой ноге постоянно напоминает о безвыходности моего нынешнего положения. Ну что за невезуха! Мама меня точно прибьёт.
Вскоре глаза начинают слипаться, и я чувствую, что засыпаю. Пытаюсь бороться со сном, но всё напрасно. В последний момент слышу скрип открывающейся двери и резко просыпаюсь.
Поворачиваюсь, ожидая увидеть Куртиса. Ну правда, кого ещё может сюда занести? Однако вижу незнакомого голубоглазого блондина. Резко сажусь, заметив потемневший, пристальный взгляд чужака. Одет он так же, как и Куртис, и в руках у него такое же ружьё. Единственная разница между ними в том, что этот парень смотрит на меня так, словно и в правду хочет убить. Он кричит что-то на немецком и направляет на меня ружьё.
Зажмуриваюсь и вжимаюсь в стену, не веря, что спасусь. Мужчина всё ещё кричит что-то, когда вдруг слышу голос Куртиса и грохот за спиной. Оборачиваюсь и вижу валяющегося на полу незнакомца. Он смотрит на Куртиса непонимающим и злым взглядом. Куртис же, похоже, наоборот, всё понимает, и от него так и веет яростью. Они начинают орать друг на друга, но я не понимаю ни слова. Куртис медленно идёт в мою сторону и встаёт между нами. Крики всё усиливаются, и вот чужак уже хватается за ружьё. Не успеваю я среагировать, как раздаётся выстрел. Непроизвольно зажмуриваюсь и прячу лицо в подушку, в любой момент ожидая почувствовать дикую боль. Но её нет... Наконец открываю глаза и чувствую прикосновение тёплой ладони к щеке.
Куртис стоит рядом с кроватью и выглядит взволнованным. На мгновение встречаюсь с ним взглядом и смотрю ему за спину. На полу лежит незнакомец. Мёртвый. Куртис обеспокоенно заглядывает мне в глаза. Вдруг до меня доходит, что произошло: скорее всего, чужак подумал, что я еврей, и захотел убить меня, а Куртис его остановил. Мне бы чувствовать благодарность... Однако не стоит заблуждаться. Если бы Куртис знал обо мне правду, то позволил бы парню сделать своё грязное дело. Свернувшись в клубок, начинаю плакать, мечтая провалиться сквозь землю. Куртис же не собирается смотреть на мою истерику, поэтому хватает меня за шею и сажает на кровати.
- Куртис, нет! - кричу, но он меня не слушает. Он одаривает меня мягким, но пронзительным взглядом, с минуту внимательно смотрит в глаза, а затем наклоняется и легонько обхватывает ладонями лицо. Он говорит что-то тихим голосом, и я, конечно, не понимаю ни слова, но по его тону догадываюсь, что он пытается меня успокоить. Мне и вправду становится легче, пока Куртис не отстраняется.
- Moment bitte9, - говорит он и наклоняется к мешку, лежащему на полу. С удивлением наблюдаю, как он в нём роется и что-то вытаскивает. Мне сразу хочется убежать подальше.
Куртис держит в руках цепочку с серебряным кулоном в виде звезды Давида. Вроде ничего особенного, однако смысл всё тот же. Мне хочется отодвинуться от Куртиса, но в то же время интересно, что он будет делать дальше. А он просто держит кулон, рассматривая его под тусклым светом лампы, и я не вижу в его взгляде ни отвращения, ни неприязни.
- Es war meine Schwesters. Sie ist gestoben, aber Sie mochte sie zu es haben10, - произнёс Куртис, прежде чем надеть мне на шею длинную цепочку. Я замер. Куртис всё знал. Он с самого начала знал, что я еврей, и ничего не сказал. Что же мне теперь делать? Да, он был добр ко мне, но может, он просто выжидал момент, чтобы прибить меня? Нет, ну в самом деле! У него на рукаве свастика! А это может значить только одно...
Но, кажется, Куртис так не считает.
Он снова роется в мешке и достаёт оттуда шприц, затем хватает меня за лодыжку, и я чувствую лёгкий укол. Курт что-то вводит мне в ногу, и через минуту боль проходит, моё тело наливается тяжестью, и я падаю на подушку. Кулон так и остаётся на моей груди. Он совсем не большой, но сейчас я чувствую его "тяжесть". Что Куртис собирается делать теперь, когда у меня не осталось сил? Изобьёт меня? Заморит голодом? Скормит бешеным псам? Несмотря на тёмные мысли, я сейчас уже не испытываю волнения.
Куртис берёт меня на руки, словно девчонку, накрывает одеялом и выходит из сторожки. Он несёт меня куда-то в лес, и я вижу, что сейчас раннее утро. Кажется, прошло уже несколько часов, но Куртис не останавливается. Спустя какое-то время я узнаю нашу часть леса и слышу знакомые крики. Странно, но сколько бы Куртис ни шёл, мы так и не приблизились к моему дому. Однако спустя ещё какое-то время деревья расступаются, и я вижу знакомую поляну и родной дом. Куртис останавливается на опушке леса и вздыхает. Он смотрит в мои сонные глаза.
Что-то негромко сказав, Куртис опускает меня на землю. Он не приближается к моему дому, чтобы его не заметили. Это я понимаю. Я сижу, опираясь на широкий ствол дерева и вижу, как Куртис наклоняется и заглядывает мне в лицо. Он гладит меня по волосам, встаёт и уходит.
Я смотрю ему вслед, но не могу пошевелиться. У меня в голове столько вопросов, и я совсем запутался. Усталость берёт своё, и я погружаюсь в глубокий сон, не в силах больше ни о чём думать. Так я сижу, пока не пробуждаюсь от шороха. Открываю глаза, ожидая увидеть Куртиса, но надо мной склонился отец. Его лицо напряжено, он сильно расстроен. Я-то думал, что он будет рад, что нашёл меня.
- Папа... - устало выдыхаю я. Отец смотрит на меня, потом берёт на руки и куда-то несёт. Я уже начинаю думать, что Куртис мне приснился, но в этот момент нога отзывается глухой болью.
- Тише, Илан, - успокаивающе говорит отец. - Всё хорошо. Теперь ты дома, можешь поспать.
Я верю ему и закрываю глаза. Но перед тем как провалиться в глубокий сон, мысленно представляю лицо Куртиса, и это почему-то меня успокаивает.
__________
4 Wie heißt du - Как тебя зовут?
5 Ich bin Kurtis - Я Куртис.
6 Nein - Нет.
7 Sie nicht konnen Sie haben - Ты не можешь уйти.
8 Ich gehe Konzentrationslager - Я пошел в концентрационный лагерь.
9 Moment bitte - Минутку/ секундочку – Минутку, пожалуйста.
10 Es war meine Schwester. Sie ist gestorben, aber Sie möchte sie zu es haben, - Он принадлежал моей сестре. Она умерла, но хотела бы, чтобы он был у тебя.

____________________________________________
Огромнейшее спасибо denils за помощь! :flirty2: :pocelui:
____________________________________________

Глава 4
Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: VikyLya, Жменька, Mari Michelle, Peoleo, kasandra1714, Alexandraetc, alisandra, bishon15, Сью-Линн, Клитемнестра, TTLaLaTT, cherry_blossom, Margoshka, Лиам, Syslik0999, Jinn, karellica, skyrose, Asia88, Шишик, Naro_Law, luuto, Mi

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 3/24, upd. 19.11.2013 19 Ноя 2013 22:05 #6

  • Syslik0999
  • Syslik0999 аватар
  • Не в сети
  • "Вторая половинка есть у мозга, жопы и таблетки. А я изначально одно целое". Раневская Ф. Г.
  • Сообщений: 216
  • Спасибо получено: 172
  • Репутация: 0
Какая прелесть, спасибо огромное....
Книги открывают перед человеком неведомые миры.
Гершель Д.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: NellaBlue, verle69

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 3/24, upd. 19.11.2013 19 Ноя 2013 22:11 #7

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар
  • Не в сети
  • Неутомимая искусительница
  • Сообщений: 706
  • Спасибо получено: 1987
  • Репутация: 22
Syslik0999, пожалуйста. :flirty2:
Скоро всё закрутится... будет интересно. :browke:
Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: alisandra, verle69

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 3/24, upd. 19.11.2013 19 Ноя 2013 22:38 #8

  • alisandra
  • alisandra аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 148
  • Спасибо получено: 177
  • Репутация: 0
Не пойму, в каких годах дело происходит. И почему, если сестра еврейка, он в нацисты пошел. Куда-то еще тело тащить. :o: С нетерпением жду проду! Спасибо большое Вам!
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: NellaBlue, verle69

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 3/24, upd. 19.11.2013 19 Ноя 2013 22:44 #9

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар
  • Не в сети
  • Неутомимая искусительница
  • Сообщений: 706
  • Спасибо получено: 1987
  • Репутация: 22
alisandra, пожалуйста. :flirty2:
Ну, тут не всё так просто, сюжет с "сюрпризом". :browke: Но дальше по тексту всё прояснится. :yes:
Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: verle69, Шишик

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 3/24, upd. 19.11.2013 20 Ноя 2013 00:47 #10

  • Сью-Линн
  • Сью-Линн аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 188
  • Спасибо получено: 161
  • Репутация: 1
Спасибо!
Почему-то очень зацепило. Может, потому что забавная семейка у Илана? :ogo:
Если человек о чем-то здраво судит - это верный знак того, что сам он в этой области недееспособен.(Оскар Уайльд)
Стихи наши дети. Наши дети старше нас, потому что им дольше, дальше жить. Старше нас из будущего. Поэтому нам иногда и чужды.(Марина Цветаева)
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: NellaBlue, verle69

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 3/24, upd. 19.11.2013 20 Ноя 2013 00:49 #11

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар
  • Не в сети
  • Неутомимая искусительница
  • Сообщений: 706
  • Спасибо получено: 1987
  • Репутация: 22
Сью-Линн, пожалуйста. :flirty2:
Очень рада, что история понравилась))) Дальше будет очень интересно. :yes:
Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: verle69

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 3/24, upd. 19.11.2013 20 Ноя 2013 10:45 #12

  • ninych
  • ninych аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 426
  • Спасибо получено: 762
  • Репутация: 5
Насколько я себе представляю сюжет, здесь, скорее всего, что-то типа дыры во времени... и пространстве тоже. Иначе не стыкуется.
Спасибо за главку!
Regret is usually a waste of time
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: NellaBlue, Alexandraetc, verle69

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 3 глава, upd. 19.11.2013 20 Ноя 2013 16:26 #13

  • ЛеляV
  • ЛеляV аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 416
  • Спасибо получено: 323
  • Репутация: 3
Ура! Долгожданная прода. СПАСИБО вам огромное!
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: NellaBlue, verle69

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 3/24, upd. 19.11.2013 20 Ноя 2013 17:39 #14

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар
  • Не в сети
  • Неутомимая искусительница
  • Сообщений: 706
  • Спасибо получено: 1987
  • Репутация: 22
ninych, ЛеляV, пожалуйста. :spasibo:
Нууууу, в следующей главе как раз и узнаем, в чём тут дело. :whistle: :browke:
Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: verle69

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 3 глава, upd. 19.11.2013 20 Ноя 2013 23:47 #15

  • Margoshka
  • Margoshka аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 15
  • Спасибо получено: 16
  • Репутация: 0
очень интересная и необычная история...
спасибо автору и переводчику!!!))
правда непонятно какое время?? судя по школам и коледжам настоящее, но какие нафиг концентрационные лагеря в наше время????
сначала подумала про игры живого действия... ну типо реконструкции военных действий, но тут куда более серьезно все... да и так спокойно убить своего тож странно...
в общем заинтриговали...)))
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: NellaBlue, Alexandraetc, verle69
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • ...
  • 7
Время создания страницы: 0.377 секунд