САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

heart Catatonic Seiory "Мой Любимый", 7/24, upd. 27.01.2016

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
23 Май 2014 06:32 - 05 Апр 2015 20:36 #46 от NellaBlue
NellaBlue ответил в теме Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 5/24, upd. 23.05.2014
Глава 4

Глава 5. Один
[/b][/size]

Куртис бежит долго, иногда перехватывая меня поудобней. Он так крепко прижимает меня к себе, что я и шевельнуться не могу. Он старше и крепче меня, поэтому мне с ним не справиться. Да я и не рыпаюсь до тех пор, пока мы не оказываемся на окраине какого-то полузаброшенного города.
Это точно не мой город, и я начинаю нервничать. Пытаюсь вырваться, но Куртис только сильнее прижимает меня к себе и продолжает идти. Я всё ещё плачу, и меня охватывает ощущение, что должно произойти нечто плохое.
Куртис несёт меня по улицам города-призрака в сторону старого грузовика, который, похоже, выпустили в двадцатых-тридцатых годах прошлого столетия. Неожиданный раскат грома возвращает меня к реальности, и я понимаю, что Куртис остановился у этой странной машины. Он сажает меня в кузов, и я тут же пытаюсь убежать. Куртис придерживает меня за плечи, стараясь заглянуть мне в глаза.
- Эй, Илан. Посмотри на меня, - говорит он, приподнимая мою голову за подбородок. Рядом сверкает молния и, сотрясая всё вокруг, снова раздаётся раскат грома. - Всё будет хорошо. Я скоро вывезу тебя отсюда. А сейчас надо спрятаться. Тебя никто не должен увидеть. - Куртис указывает глазами на приоткрытый деревянный ящик.
С минуту я смотрю на него, ничего не понимая, но потом до меня доходит.
- Пожалуйста, не надо... - начинаю умолять я, но Куртис, встряхнув меня как следует, снова заглядывает мне в глаза.
- Только так я смогу вывезти тебя незаметно, Илан. Это место... гетто... Офицеры будут искать сбежавших, - уговаривает меня Куртис, но я начинаю закипать. Гетто? Место, куда они сгоняют людей, чтобы потом уничтожить?! Я резко толкаю Куртиса, пытаясь вырваться, но всё тщетно. Не обращая внимания на удар в челюсть, он не ослабляет хватки. Тряхнув головой, он прикладывает меня спиной о стенку грузовика и гневно смотрит мне в глаза.
- Почему бы тебе не убить меня прямо сейчас, - едко шиплю я и плюю ему в лицо, надеясь, что он разозлится и прикончит меня быстро. Но нет, Куртис ослабляет хватку и опускает глаза.
- Я думал, мы выяснили, что я не причиню тебе вреда, - смущённо, даже расстроенно, говорит Куртис.
Я запутался. Похоже, он говорит искренне, но ведь такого не может быть. Повязка на его рукаве указывает на обратное. Посмотрев на неё, я начинаю ёрзать. Даже представить боюсь, что меня ожидает.
- И чем же я отличаюсь от других? - спрашиваю и задумываюсь, почему он меня просто не убил.
Хочется заорать. Нервно кручу головой, осматриваясь. Куртис молча смотрит на меня, а затем резко отпихивает меня в сторону. Ожидаю удара, но вместо этого Куртис начинает вытаскивать из ящика вещи, укладывая туда одеяла. И... только я собираюсь дать дёру, как меня хватают и возвращают на место.
- Не двигайся, Илан, или пожалеешь, - предупреждает Куртис.
Я смотрю на него, такого строгого, и не могу не признать, что боюсь его. Даже знаю почему - я его не понимаю. Все поступки Куртиса совершенно непредсказуемы и не поддаются никакой логике. А вкупе с концлагерем в лесу... Это просто жутко.
Закончив, Куртис пытается бесцеремонно затолкать меня в ящик. Сопротивляюсь, но он легко справляется со мной, и вскоре я оказываюсь внутри. Сверху меня забрасывают одеялами, закрывают крышку и начинают забивать её гвоздями. Изо всех сил налегаю на стенки, стараясь освободиться, но тщетно, и я реву от безысходности.
- Илан, не надо... Не плачь. Иначе они тебя услышат, - говорит Куртис, но я не реагирую. Как бы мне ни хотелось жить, но пусть этот кошмар поскорее закончится. Вдруг Куртис сильно ударяет по ящику. - Илан! Послушай меня! - встревоженно смотрит на меня Куртис. Я уже не рыдаю в голос, слёзы просто текут по щекам. - Я понимаю, что ты боишься и не знаешь, как меня воспринимать, но ты должен довериться мне. Сейчас я единственный, кто может вывезти тебя отсюда. Я не знаю, как тебе удалось пробраться так далеко на нашу территорию... - Куртис замолкает и отворачивается. - Сейчас это неважно. Главное, увезти тебя подальше. Дай мне пять минут, а потом кричи и пинайся, сколько тебе влезет.
Не дожидаясь ответа, Куртис куда-то уходит, а я, чтобы не сойти с ума от страха, просто сижу и тихо плачу. Спустя какое-то время мне на лицо начинают падать капли дождя и лёгкие снежинки. Поднимаю воротник, стараясь сохранить остатки тепла, но это не помогает. Кажется, было лучше с опущенным воротником, но у меня нет сил поправить его. Через пару минут возвращается Куртис. Он открывает дверцу и, забравшись на водительское сидение, медленно трогается. Понурив голову, надеюсь, что всё обойдётся.
Но меня пугает моё нынешнее положение. Где я? Насколько я знаю, в близлежащем лесу нет городов. Собственно говоря, Куртис бежал в противоположную от лагеря сторону, что должно было привести нас к моему дому... Мысль ускользает от меня, поэтому я переключаюсь на другое. Что Куртису от меня надо? Почему он говорит по-английски? Может, он выучил его за последние семь месяцев? Хотя как такое возможно, ведь теперь Куртис изъясняется на английском даже лучше меня? И немецкого акцента почти не осталось...
Дальше я перестаю что-либо соображать. Дождь уже льёт в полную силу, я весь промок и продрог до костей. Зубы стучат, и меня трясёт, как в центрифуге. Вижу, что Куртис изредка посматривает на меня, но продолжает ехать, не сбавляя скорости. Вскоре мы оказываемся в каком-то городе, на улицах которого много людей. Куртис подъезжает к многоквартирному комплексу и останавливается чуть в стороне, у невысокого здания с потрескавшейся штукатуркой на фасаде и осыпавшейся черепицей с крыши. Так и не выпустив меня, Куртис затаскивает ящик в дом и, склонившись, начинает что-то кричать. Ему недовольно отвечает какая-то женщина, но увидев нас в прихожей, она ахает.
- Чёрт, да ты весь замёрз! - ругнулся Куртис и просунул пальцы между досками. Мне хорошо его видно, а если нагнуться под определённым углом, то и ему меня тоже. Трясясь всем телом, я дёргаюсь в сторону тёплых пальцев.
- Курт, что случилось? - слышу низкий мужской голос, и спустя минуту рядом оказывается высокий пожилой человек. Он внимательно смотрит на меня, потом его строгое выражение лица сменяется на более спокойное.
- Я должен вытащить его оттуда, - не глядя на мужчину, говорит Куртис. - Очень осторожно.
- Бедняжка выглядит так, словно сейчас дубака даст, - отвечает мужчина. Если бы я так не замёрз, то сказал бы ему пару ласковых, чтобы не называл меня "бедняжкой". - Как ты ухитрился его вывести?
- А я и не выводил, - коротко отвечает Куртис.
Вскоре возвращается женщина и суёт Куртису в руки молоток. Он берёт его и, быстро избавившись от гвоздей, наконец, открывает ящик. Я продолжаю сидеть, не двигаясь, боясь растерять остатки тепла. Куртис вытаскивает меня и берёт на руки. Прижимаюсь к нему сильнее, в попытке урвать как можно больше тепла, но из-за мокрой одежды это не помогает.
- Мы будем в комнате, - говорит Куртис мужчине и женщине. - Вернусь, как только освобожусь. Мне нужно тёплое полотенце и чистая одежда.
Не дожидаясь ответа, Куртис торопится в соседнюю комнату. Он осторожно кладёт меня на матрац на полу и подтягивает его к камину. Я сажусь и пытаюсь унять неконтролируемую дрожь. Вскоре в камине разгорается огонь, озаряя комнату тусклым светом, но я не могу даже шевельнуться, чтобы осмотреться. На мой лоб ложится тёплая рука, и я слышу чертыхания Куртиса.
- Господи, да у тебя же губы синие! - Куртис быстро стаскивает с меня пальто, туфли, носки и тянется к рубашке. Смотрю на него опухшими от слёз глазами и пытаюсь выдавить из себя хоть слово.
- Ч-ч-что т-ты дел-лаешь? - заикаясь, спрашиваю я.
Куртис пытается снять с меня рубашку, но она прилипла к телу. Вытащив нож, он разрезает её. Борюсь за свои брюки, но без толку. Не успев ничего понять, я оказываюсь полностью обнажённым. Куртис молча кидает мне одеяло, в которое я тут же вцепляюсь, как в спасательный круг. Краем глаза слежу за Куртисом, который начинает быстро раздеваться. Я смотрю на него, а когда он начинает снимать штаны, отворачиваюсь.
- Что... – начинаю я, но замолкаю, когда абсолютно голый Куртис ложится на меня сверху. Мне сразу становится всё равно, потому что я чувствую его тепло. Другие части моего тела плотно укутаны одеялом. На какое-то время я забываю обо всём и принимаю отдаваемое мне Куртисом тепло. Но ненадолго. Удивляюсь сам себе, понимая, что на мне лежит полностью обнажённый неонацист. Моё дыхание выравнивается, я перестаю дрожать. Куртис, обняв меня, утыкается носом мне в шею. Стараюсь сдержать дрожь, которая не имеет ничего общего с холодом, но у меня не получается.
- Согрелся? - наконец спрашивает Куртис.
- Да, - крякнув, отвечаю я и надеюсь, что он слезет, прекратив мои душевные метания. Но Куртис не двигается.
- Хорошо, - говорит он. - Я понятия не имел, что пойдёт дождь, иначе нашёл бы другой способ тебя вывезти.
Мы неподвижно лежим, потом Куртис обхватывает меня руками за пояс. Я замираю, ощутив его горячее дыхание на своей шее. У меня появляется желание срочно чем-то отвлечься.
- Думаю, я в порядке, - говорю и тут же сожалею о сказанном, потому что Куртис проводит руками по моим бокам.
- Тогда почему ты всё ещё дрожишь? - тихо спрашивает он прямо мне в ухо.
Подозреваю, что он знает ответ на свой вопрос. Иначе он непроходимый чурбан. Мне приходит в голову мысль, что за всё это время Куртис так и не взглянул на меня. Думаю, что он не хотел меня смущать ещё больше. Такое ощущение, что ему то ли больно, то ли неприятно меня видеть.
Куртис резко садится и, укрыв меня кучей одеял, отодвигается в сторону. И снова не глядя на меня, одевается. Я поворачиваюсь к нему, когда он натягивает штаны. На мгновение Куртис окидывает меня взглядом и быстро отворачивается. Приподнимаюсь, опираясь на локти, и уже собираюсь спросить его, почему он избегает смотреть на меня, но решаю промолчать, придумав несколько вариантов такого его поведения. Причём ни один мне не нравится.
Слышу стук в дверь, и в комнату входит девушка. Она удивлённо смотрит на нас. Но это всё равно лучше, чем то, в какой позе мы лежали несколько минут назад. Хотя понимаю, как это выглядит со стороны. Куртис сидит в одних штанах на краю матраца, а я лежу полностью обнажённый под грудой одеял, укрытый по пояс. Густо покраснев, быстро натягиваю их до подбородка.
- Понимаю, почему ты не хотел, чтобы вас беспокоили, - говорит девушка Куртису. - Я бы тоже возражала. - Она смотрит на меня оценивающим взглядом.
Девушка выглядит не старше меня. У неё густые чёрные волосы и зелёные глаза. Можно было бы даже сказать, что мы родственники. Хотя ни у кого в семье, кроме меня, нет зелёных глаз.
- Перестань, - отвечает Куртис. - Он говорит по-английски, поэтому прекрасно тебя понимает.
Девушка вскидывает брови.
- Правда?
Она снова смотрит на меня, и Куртис тоже поворачивается в мою сторону. Затем резко сдёргивает с меня одеяло, оголяя до пояса. Отчаянно пытаюсь вернуть его на место, но Куртис, буркнув "Прекрати!", хватает меня за запястья. Я продолжаю бороться, хотя понимаю, что не вырваться. Куртис дёргает меня за руки вверх, почти вытащив из-под одеяла, и я замираю. Как бы я ни хотел, чтобы меня отпустили, оставаться голым я не желаю.
Девушка тихо закрывает дверь и подходит ко мне. Она бегает глазами по моему телу, и я понимаю, что она видит. Шрамы. Не то чтобы я намеренно ранил себя в детстве, но я рос довольно любопытным мальчиком в доме на пяти акрах земли. Однажды я даже упал со скалы, но это больше ужаснуло мою маму, чем меня. Я отделался несколькими царапинами и порезами. Однако я никогда не получал более серьёзных травм.
- Его будто через мясорубку пропустили, - произносит девушка, и Куртис кивает, соглашаясь. Начинаю закипать, понимая, что они говорят обо мне. Но я не могу шевельнуться, так как Куртис всё ещё крепко держит меня за руки. - Он был в лагере?
Куртис качает головой.
- Илан не был в Освенциме. Иначе бы он был уже мёртв, - отвечает он, как-то странно глядя на девушку. Затем он открывает рот, словно хочет продолжить, но не произносит ни слова, потом, немного помолчав, всё же говорит:
- Они построили что-то под землёй, Фелиша. Теперь они заводят туда людей и просто... уничтожают их. - Куртис выглядит ужасно, и я вздрагиваю. Освенцим? Что, чёрт возьми, происходит?!
- Где я?! - спрашиваю я. Куртис так удивлён, что, ослабив хватку на моих запястьях, поворачивается и смотрит мне прямо в глаза.
- Ты ведь американец? - словно укоряя меня в чём-то, говорит он. - Как ты здесь оказался? Из-за этого? - Куртис тыкает пальцем в мои шрамы. Честно говоря, не понимаю, что в них такого ужасного? Они, конечно, могли бы выглядеть лучше, не ковыряй я их, когда заживали, но всё равно они почти незаметны.
Я уже собираюсь ответить, но замолкаю, закипая. Куртис пытается меня отвлечь! Но со мной этот номер не пройдёт.
- Думаю, что я имею право задавать вопросы, - твёрдо заявляю я.
Куртис смотрит на меня и вздыхает. Затем отпускает меня и проводит рукой по волосам.
- Что тебя интересует? - спрашивает он.
В голове проносятся десятки вопросов, но сейчас важно узнать то, что я уже спросил.
- Где я? - повторяю.
Куртис моргает и смотрит на меня задумчиво.
- Мы на окраине Жарки12 , - отвечает он и, заметив моё удивление, уточняет: - В Польше.
У меня отвисает челюсть.
- Какого чёрта я оказался в Польше?! - взвизгиваю я.
Куртис вздрагивает, но мне всё равно. Я дёргаюсь в сторону.
- Подожди, Илан. Успокойся... - начинает говорить он.
- НЕТ! - кричу я, отползая. - Держись от меня подальше! Это что, какая-то идиотская шутка? - Это просто не может быть правдой! Лагерь... Освенцим... это какой-то глупый фарс. И мне всё это надоело.
- И где же, по-твоему, ты находишься? - спрашивает девушка... Фелиша и не даёт Куртису перебраться на мою сторону матраца.
- Я должен быть... Нет, я нахожусь в Пенсильвании, - отвечаю я.
Куртис и Фелиша обмениваются взглядами.
- Может, у него... - Куртис пытается подобрать правильное слово.
- Амнезия? Может быть, - соглашается Фелиша, и я начинаю злиться. Что за бред?
- Я хочу домой, - не скрывая возмущения, говорю я. - Сейчас же!
- Но я не могу отвезти тебя в Пенсильванию, - тихо отвечает Куртис. - Я понятия не имею, как ты попал сюда из Америки. И... И долго ты был в Пенсильвании?
- Всю свою жизнь! - ору я. - Я даже в Канаду никогда не ездил! Просто отвези меня домой.
- Я не могу! - расстроенно кричит в ответ Куртис. Он говорит что-то ещё, но я не слушаю. Ищу взглядом свои брюки и нахожу их с другой стороны матраца. Хватаю их и нервно ощупываю карманы.
- Что здесь происходит? - из коридора громко интересуется мужчина. Он заходит в комнату и смотрит на меня. Но я не обращаю на него внимания. Он спрашивает что-то у Куртиса на неизвестном языке, и тот раздражённо отвечает. Понимаю, что сейчас он меня опять схватит и попытается усмирить. Поэтому, сцапав одеяло, сбегаю в дальний угол комнаты.
- Илан! - кричит Куртис и встаёт, намереваясь пойти за мной. Однако Фелиша преграждает ему путь.
- Погоди, Курт, успокойся, - говорит она, а я бегу в другой угол и наконец добираюсь до мобильника. Включаю его и вижу, что сигнала нет. От бессилия хочется сесть на пол и разрыдаться.
- Что это за штука, - спрашивает мужчина. - Это ведь не бомба?
Я молча сажусь на пол. Что, чёрт возьми, происходит? Опускаю голову, и на меня обрушивается всё, что случилось за последние несколько часов.
- Пап, что такое?
- Сара, выйди!
Я продолжаю молча страдать, не обращая внимания на незнакомый голос. Я больше ничего не понимаю. Как бы грустно это ни было, но тот факт, что я в Польше, многое объясняет...
Пусть даже так, но действующий Освенцим... Это какой же сейчас год?..
- Илан, пожалуйста, - Куртис кладёт руку мне на плечо, и я внутренне вздрагиваю. Поднимаю голову и смотрю в взволнованные голубые глаза. Этот человек пугает меня больше других. Не уверен, стоит ли ему доверять. Я хочу. Очень.
Но не могу.
- Илан, пожалуйста, отдай это мне, - просит Куртис, указывая на мобильник. Я крепче сжимаю его в руке и качаю головой. - Илан, пожалуйста.
Он делает ещё хуже. Он пытается забрать у меня последнюю возможность хоть как-то связаться с родными.
- Зачем? - спрашиваю я.
- Я уверен, ты не хочешь никому навредить.
Теперь я вообще ничего не понимаю.
- Это телефон, - отвечаю, и Куртис хмурится.
- Телефон?
- Да, это мобильник. Как я могу им кому-то навредить? - Я машу маленьким чёрным прямоугольником перед его носом, и Куртис вздрагивает, но остаётся на месте. Осмотрев мобильник ближе, он оборачивается к Фелише и говорит что-то по-польски, как мне кажется. С задумчивым выражением лица она отвечает ему и смотрит на меня.
- Илан, верно? Когда ты родился? Я хочу знать точно, сколько тебе лет, - спрашивает Фелиша.
Я призадумываюсь, но потом всё же решаю ответить:
- Я родился в тысяча девятьсот девяностом году, - говорю я.
Фелиша смотрит на меня огромными глазами, а потом переводит взгляд на Куртиса, который молча стоит с непроницаемым выражением лица.
Мужчина у двери глядит на меня так, будто я назвался женщиной, а потом поворачивается к Фелише.
- Он что, не в себе? Похоже, он пробыл в лагере слишком долго. Только посмотри на него! Он же не ел несколько дней. Пойду скажу Идит...
- Нет, папа, - Фелиша останавливает его взмахом руки. - Не думаю, что он сошёл с ума. Запутался, возможно, но не сошёл с ума.
- Илан, - тихо начинает говорить Куртис. По его лицу невозможно определить, о чём он думает. - Ты ведь знаешь, что сегодня шестое декабря тысяча девятьсот сорок первого года, да?
Я догадывался об этом. Но услышав это, мне не стало легче. Я не знаю, что мне делать. Уверен, что если бы в Пенсильвании открыли действующий концлагерь, кто-то рано или поздно да заметил бы, что пропадают люди и... Но в то же время... оказаться в тысяча девятьсот сорок первом? Даже мне, современному, свободомыслящему человеку, это кажется уже слишком. Чувствую себя вырванным из реальности. Что же мне делать?
Что-то ещё не даёт мне покоя. Сегодня... чем важен сегодняшний день? Что-то должно произойти. Вокруг меня разговаривают, пока я мучительно пытаюсь вытащить из глубин памяти нужную мне информацию. Вспоминаю уроки истории, но школа теперь кажется такой далёкой. Знаю, что это важно, но...
- Чёрт! - вскрикиваю я, и все вздрагивают, но я не обращаю на это внимания. Важен не сегодняшний день, а завтрашний!
- Что такое, Илан, - спрашивает Куртис, и я поворачиваюсь к нему.
- Пёрл-Харбор13 , - тихо произношу я. Куртис не понимает. - Пёрл-Харбор! Завтра. Седьмого декабря тысяча девятьсот сорок первого года. В этот день японцы атаковали Пёрл-Харбор.
В комнате воцаряется молчание.
- Что такое Пёрл-Харбор? - спрашивает мужчина.
- Кажется, это военно-морская база в Америке, - отвечает Куртис. - Но она входит в состав Соединённых Штатов. Япония бы никогда не решилась атаковать эту базу. К тому же там слишком мелко, чтобы проводить эффективную морскую атаку.
- Как бы там ни было, но они нападут, - говорю и замолкаю, готовый дать себе подзатыльник. Почему я участвую в этом глупом фарсе? На самом деле я сейчас в Пенсильвании в две тысячи восьмом году. Продолжаю мысленно убеждать себя, но догадываюсь, что это не так. Подсознательно я понимаю, что что-то не так. Я не уверен, снится ли мне это, или я действительно оказался в другом месте и в другое время, но...
Как же всё плохо.
Но если я в прошлом, то может мне стоит что-то сделать? Я всегда хотел быть полезным людям, так, может, это и есть мой шанс? Не успев подумать, качаю головой. Я бы мог остановить величайшую в истории Соединённых Штатов трагедию, но какой ценой? Я ведь не знаю, как это повлияет на будущее. Это может повлечь гибель нескольких государств, которые будут не в состоянии восстановиться. Наши союзники могут пасть... Америка может пасть. Нет, я не могу этого допустить.
Конечно, если я на самом деле в прошлом.
В любом случае мне становится не по себе. Не хочу знать будущее. Нет, прошлое! Я хочу решать проблемы по мере их поступления, не думая о том, что ждёт впереди, и буду осторожен. Да, это я могу. Но к такому повороту вещей я не готов. Я оказался в прошлом, и даже зная, что должно произойти, ничего не могу изменить. Я мог бы попытаться, если есть надежда, что не усугублю ситуацию, или просто сидеть и наблюдать, как гибнут миллионы людей.
Я не заметил, что снова начал плакать, пока громкий всхлип не сотряс моё тело. Я закрыл лицо руками и продолжал рыдать, в то время как вокруг меня разговаривали то на немецком, то на польском. Что толку прислушиваться? Даже если и говорили обо мне, я ничего не смог бы ответить. Я вдруг почувствовал себя таким одиноким. И это странно, потому что Татти часто рассказывала мне, что её родителей спасла какая-то семья. Не кровные родственники даже, говорила она, а просто люди, которые были рядом... Те, с кем ты не чувствовал себя одиноким. Я же совсем один, и это ощущение, эта чёрная дыра в сердце поглощает меня, медленно утягивая за собой в темноту.
____________
12 Жарки - город в Польше, входит в Силезское воеводство, Мышкувский повят. Имеет статус городско-сельской гмины. Занимает площадь 25,68 км².
13 Пёрл-Харбор - гавань на острове Оаху (Гавайи). Большая часть гавани и прилегающих территорий заняты центральной базой тихоокеанского флота военно-морских сил США. 7 декабря 1941 года Япония совершила нападение на Пёрл-Харбор, что послужило поводом вступления США во Вторую мировую войну.
____________
Огромное спасибо denils!!! :flirty2: :lublu:
____________

Глава 6

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Спасибо сказали: VikyLya, Жменька, Mari Michelle, Peoleo, Alexandraetc, bishon15, cvetblack, Aneex, БертаЕ, Ninchik, Margoshka, angele, Syslik0999, Yazid , Jinn, karellica, Asia88, Шишик, Naro_Law, luuto, Mi

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ksenija
  • Ksenija аватар
  • Не в сети
  • Эксперт ОС
  • Эксперт ОС
  • Все пройдет, и прахом рассыплется по дорогам жизни...
Больше
23 Май 2014 16:30 - 07 Июн 2014 22:49 #47 от Ksenija
Ksenija ответил в теме Re: Catatonic Seiory "Мой Любимый", 5/24, upd. 23.05.2014
Огромнейшее спасибо!!!
С нетерпением буду ждать продолжения!!!

Так хочется узнать как можно больше! но как всегда наши желания не совпадают с нашими возможностями и умениями... Давайте будем стремиться их уравнять, дабы души наши пребывали в гармонии и счастье.
Спасибо сказали: NellaBlue

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
23 Май 2014 17:12 #48 от NellaBlue
NellaBlue ответил в теме Re: Catatonic Seiory "Мой Любимый", 5/24, upd. 23.05.2014
Ksenija, пожалуйста. :flirty2:
Рада, что главка понравилась))) Следующая будет не менее интересной. :yes:

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Спасибо сказали: irinadiabolik15

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
25 Май 2014 03:51 #49 от Margoshka
Margoshka ответил в теме Re: Catatonic Seiory "Мой Любимый", 5/24, upd. 23.05.2014
Уиииии..... :party: наконец то я дождалась!!!! Нелла :hearts: :happy: :privet:
Спасибище огромное... Так этот лес какой то странный напоминает русский фильм туман...))
Спасибо сказали: NellaBlue

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
25 Май 2014 12:39 #50 от NellaBlue
NellaBlue ответил в теме Re: Catatonic Seiory "Мой Любимый", 5/24, upd. 23.05.2014
Margoshka, пожалуйста. :pocelui:
Да, наконец-то главка готова))) Вот Илан и оказался в прошлом... :browke:

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Emms
  • Emms аватар
  • Не в сети
  • Новые лица
  • Новые лица
  • — Сплошная химия. Ты читал этикетку? — Нет. Я прочитал «пирог», а остальное — просто «бла-бла-бла».
Больше
28 Май 2014 12:16 #51 от Emms
Emms ответил в теме Re: Catatonic Seiory "Мой Любимый", 5/24, upd. 23.05.2014
все предыдущие главы не понимала,какой год у парней.вроде современно все,но куртис совершенно меня запутал.
наконец поняла,что тут происходит :lol: ура! бедные парни,так мучаются,сейчас за них страшно,военное время. ужас. но отношения нежное куртиса,умиляет,какая прелесть. хоть бы илан принял куртиса. куртис,куртис,постоянно пишу его имя. мне его характер нравится,крепкий мужчина,сильный. восхищаюсь его терпением. :kaktus:
спасибо. это история мне очень нравится. :drink: :flirty2:
Спасибо сказали: NellaBlue

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
28 Май 2014 17:56 #52 от NellaBlue
NellaBlue ответил в теме Re: Catatonic Seiory "Мой Любимый", 5/24, upd. 23.05.2014
Emms, пожалуйста, солнца. :flirty2:
Рада, что тебе понравилось продолжние))) В следующей главе мы узнаем ещё много чего интересного. :yes:

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
06 Июн 2014 13:24 #53 от Alexandraetc
Alexandraetc ответил в теме Re: Catatonic Seiory "Мой Любимый", 5/24, upd. 23.05.2014
Неллочка, denils, спасибо вам за новую главу :pocelui: , становится все интереснее и интереснее!
Неужели и правда в силах Илана изменить какие-то события Второй Мировой? Но ведь он в Польше, среди незнакомых людей.
ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]

Чем-то напоминает "День сурка" и новый фильм "Грань будущего".
Фелиша весьма спокойно восприняла парней в двусмысленной ситуации. Были подобные случаи?
Теперь осталось Илану доказать, что он не тронулся умом где-нибудь в концлагере, а действительно попал в прошлое, а затем найти путь/портал обратно. Впереди еще много глав, а значит, автор приготовил для нас насыщенную событиями историю. :book:

Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны.
Спасибо сказали: NellaBlue

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
07 Июн 2014 22:15 #54 от NellaBlue
NellaBlue ответил в теме Re: Catatonic Seiory "Мой Любимый", 5/24, upd. 23.05.2014
Alexandraetc, пожалуйста, солнца. :pocelui:
Очень рада, что главка тебе понравилась)))
Ох, так и хочется рассказать, что да как, но надо молчать. Будет интересно. :tss: :browke:
Ну, Фелиша просто очень... как бы это назвать, модерновая для своего времени, что ли. Она с интересом и спокойствием воспринимает многие вещи. Натура у неё такая. :crazy:
О да, автор приготовила для них много чего. Скучно не будет. :yes:

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Спасибо сказали: Alexandraetc, Шишик

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
23 Ноя 2014 08:32 #55 от irinadiabolik15
irinadiabolik15 ответил в теме Re: Catatonic Seiory "Мой Любимый", 5/24, upd. 23.05.2014
привет все... :cray3: когда же прода будет,а.... :cray3:
Спасибо сказали: NellaBlue

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
26 Ноя 2014 16:29 #56 от NellaBlue
NellaBlue ответил в теме Re: Catatonic Seiory "Мой Любимый", 5/24, upd. 23.05.2014
Ох, сорри за очень долгий перерыв с выкладкой новых глав. :shy: У меня и комп ломался, и уезжала, и болела... Много чего за это время произошло. :embar: Сейчас закончу перевод следующей главы другой истории и обязательно займусь этой. Сама не ожидала, что так получится. Но историю обязательно закончу. :yes:

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
22 Фев 2015 15:21 #57 от irinadiabolik15
irinadiabolik15 ответил в теме Re: Catatonic Seiory "Мой Любимый", 5/24, upd. 23.05.2014
привет всем...когда же продолжение будет....а.... :cray3: :cray3: :cray3: :cray3:
Спасибо сказали: NellaBlue

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
01 Мар 2015 00:23 #58 от NellaBlue
NellaBlue ответил в теме Re: Catatonic Seiory "Мой Любимый", 5/24, upd. 23.05.2014
irinadiabolik15, уже работаю над продой. :yes: Сорри за такой долгий перерыв. :shy: Только что закончила главу другой книги и теперь продолжу эту.

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Спасибо сказали: Margoshka, verle69

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
04 Апр 2015 23:38 - 27 Янв 2016 23:35 #59 от NellaBlue
NellaBlue ответил в теме Re: Catatonic Seiory "Мой Любимый", 6/24, upd. 04.04.2015
Глава 5

Глава 6. Ответы
[/size][/b]
Мне жарко, просто чертовски жарко. И плохо, но не настолько, чтобы проснуться. Конечности словно налиты свинцом, голова гудит. Так хочется снова провалиться в глубокий сон, где ничто не потревожит. Но не повезло.
Приоткрыв глаза, смотрю на потрескивающий в камине огонь. Я чувствую прикосновение чего-то холодного ко лбу, шее и спине. Сразу становится хорошо, и я погружаюсь в дрёму. Мозг отказывается думать о том, через что мне пришлось пройти, но тем не менее я всё ещё ощущаю тяжёлую тень последних событий. Говоря о тени... Она снова прикладывает к моему лбу что-то холодное.
- Ты её сохранил, - сквозь громкое потрескивание огня доносится шёпот Куртиса. Куртис склоняется надо мной, и это, определённо, должно бы вызвать у меня беспокойство. Но сейчас я настолько ослаблен, что даже не рыпаюсь. - Я рад. Это очень опасно для тебя, но я рад.
Потом тишина. Я словно в забытьи. Возможно, прошло несколько часов, но я не заметил. И снова его слова:
- Я дал её не для того, чтобы подвергнуть тебя опасности. Думал, ты уедешь обратно в Америку. Надеялся, что ты турист, либо сионист14. Я даже представить не мог, что ты вернёшься.
Что-то смущает меня в его высказывании. Я задумываюсь, стараясь подобрать подходящие слова.
- Ты и раньше знал английский? - спрашиваю я и чувствую, как что-то подо мной шевелится. Потом снова тишина.
- Проснулся, - немного испуганно и озадаченно говорит Куртис. - Что ты слышал?
Закрываю глаза. Всё лучше, чем смотреть на огонь.
- Что я сохранил что-то и оно могло причинить мне вред.
- Твой английский немного странный, - задумчиво говорит Куртис. - Меня научили те люди из Лондона. Они не такие... воспитанные.
- Ты давно их знаешь? - спрашиваю, пытаясь зайти с другой стороны. Похоже, сработало.
- Почти семь месяцев, - отвечает Курт. - Должен признаться, я соврал, сказав, что надеялся больше никогда тебя не увидеть. Я буквально заставил их научить меня английскому на случай, если мы вновь встретимся.
Вот как?! Интересно, а я ведь в своё время чуть не выбрал в школе немецкий вместо испанского. Тогда я передумал, иначе пришлось бы объяснять маме такой выбор. А на это у меня ответа не было.
- Я правда думал, что больше тебя не увижу. Наша следующая встреча почти гарантированно могла состояться в... лагере. Не уверен, что допустил бы, чтобы ты оказался там. Пришлось бы стрелять в других офицеров...
Внутренне напрягаюсь, понимая, что очень хочу знать ответ на один вопрос. Похоже, Куртис замечает моё состояние и замолкает.
- Хочешь знать, почему я служу в СС? - спрашивает он. Я не киваю. Зачем? Его слова звучат скорее как утверждение, а не вопрос. - Я никогда не хотел участвовать... но я сирота. Человек, на которого я когда-то работал, почувствовал во мне потенциал и устроил в СС, даже не спросив моего мнения. Я остался там лишь потому... ну, так есть возможность спасти больше народа. Но я боюсь стать похожим на своих сослуживцев, которые запросто расстреливают сотни людей. - Куртис на мгновение задумывается. - Но даже те офицеры, которые ненавидят таких, как ты... даже для них лагерь - это слишком.
- И чем же ты от них отличаешься? - тихо бурчу я.
- Ты имеешь в виду, почему я не ненавижу тебя и твой народ? - уточняет Куртис, и я киваю. - Потому что... Ты ведь меня совсем не помнишь, да?
Смотрю на него в полном недоумении. Ну конечно! Ведь это он вытащил меня из медвежьего капкана. Такое не забудешь.
- Когда мне было двенадцать, я бродил по лесу недалеко от Рейна, - начал медленно объяснять Куртис. - Я уже два дня ничего не ел и пытался найти хоть что-то съедобное в лесу. Спустя какое-то время я наткнулся на странного маленького мальчика с чёрной повязкой на глазу, который отважно сражался с мечом в руках с деревьями.
У меня челюсть отвисла от удивления. Медленно поворачиваюсь и смотрю на Куртиса. Он стоит совсем близко и по-прежнему прижимает к моей коже прохладную тряпку. Он улыбается, радуясь, что я вспомнил. В памяти всплывает "сражение" с пиратами на заднем дворе и выбежавший на поляну светловолосый мальчик. Хотя тогда он был худым и чумазым, и неудивительно, что я его не узнал.
Похоже, он так и думал.
- Как только ты меня увидел, то убежал. Сначала я подумал, что напугал тебя, но ты вернулся... с едой и странной одеждой. Я хотел тебя поблагодарить, но ты говорил на неизвестном мне языке. Позже я нашёл дорогу назад, но... Ты дал мне столько еды, что следующие несколько дней я не голодал. - Куртис бросает взгляд в сторону. - Ещё тогда я понял, что ты еврей. В окне твоего дома я заметил минору. Потом я повзрослел и не мог поверить в то, что печатали в газетах. Я не хотел верить, что из-за таких, как ты, я остался сиротой. Нет. Когда я стал офицером СС, то пришёл в ужас от того, что творилось вокруг. Я решил сбежать. И вот тогда я наткнулся на тебя в лесу.
А я стрелял в него! Как же стыдно... Но думаю, он понимает и не злится на меня за это.
- Я ушёл, надеясь, что ты тоже сбежишь. В тот момент я не хотел, чтобы ты вспомнил меня, это могло навредить тебе. Боясь меня, ты бы быстрей убрался из этого треклятого леса. Потом мы снова встретились, и ты рванул в другую сторону. Я был рад, но всё-таки решил удостовериться, что ты в безопасности. Ты оказался ранен. Пока ты спал в той сторожке, я искал твою семью. И даже наткнулся на очень похожего на тебя мужчину, но он попытался пристрелить меня. Решив, что он твой родственник, я принёс тебя в то место, где мы с ним столкнулись.
Я нахмурился, пытаясь понять, кого Куртис тогда встретил. Кого-то похожего на меня... Мику. Теперь понятно его странное поведение в последнее время. Мика никогда не был суперзаботливым братом, но если учесть, что я пропал, а он столкнулся в лесу с человеком со свастикой на рукаве, то...
- Когда ты вернулся, я был очень зол, - продолжает Куртис. - Я так боялся, что они тебя найдут, но даже накричать на тебя не смог. И злиться за то, что ты меня боишься, тоже. Ведь этого я и добивался. Но вчера я очень испугался за тебя.
Вчера, да? Хм. Получается, я проспал всю ночь.
- Который сейчас час?
- Четыре часа по полудню, - отвечает Куртис, и я подскакиваю.
Мне резко становится плохо: в висках стучит, по телу пробегает горячая волна. Куртис заставляет меня лечь и укладывает мою голову себе на колени.
- Не двигайся много. Ты болен, - говорит он и кладёт влажную тряпку мне на лоб. - У тебя всю ночь была высокая температура. Эдит рада, что тебе не стало хуже. Слава богу, что несмотря на дождь и стресс, ты не подхватил пневмонию. - Теперь понятно, откуда у меня такое противное состояние. Поворачиваюсь и тут же понимаю, что я голый. Да, на мне простыня, но часть спины открыта. И Куртис проводит по ней холодной тряпкой. Приятно, но странно.
Мы на долго замолкаем. Теперь я не сомневаюсь в отношении Куртиса ко мне. Он чувствует благодарность за мою помощь, когда я был маленьким, и хочет вернуть услугу. Не понимаю только, почему он продолжает мне помогать? Ведь он мог просто крикнуть мне возле лагеря: "Беги!". Он не должен был везти меня в этот город и заботиться обо мне.
А ещё очень странно, что Куртис не смотрит мне в глаза. Тряпка медленно скользит по моей спине и плечам, но стоит Куртису случайно коснуться пальцами моей кожи, как он отдёргивает руку, будто ужаленный. Интересно, а он в состоянии находиться рядом с другими евреями или я исключение… Хотя какое там исключение, если он так от меня шарахается?
Удивительно. Раньше я хотел быть особенным. И вот стал им. Не совсем то, о чём мечтал, но всё же. Шестьдесят лет спустя никому, кроме меня, не будет известно о моём «путешествии». Но этого достаточно. Пока.
- Как он, - спрашивает незнакомый голос. Хочу обернуться и посмотреть, но не удаётся из-за слабости. Вместо меня оглядывается Куртис.
- Не знаю, - отвечает он. - Илан не жалуется, и вроде бы ему не стало хуже, но всё же ему пока нездоровится.
- Хорошо, - говорит женщина. Ощущаю её присутствие и лёгкое прикосновение пальцев к спине. По телу бегут мурашки. Приятно. - Он проснулся, - шепчет она. - Как ты себя чувствуешь, Илан?
Поворачиваю голову и смотрю на женщину в возрасте. У неё чёрные седеющие волосы и карие глаза. Взгляд усталый, но всё равно она выглядит моложавой и энергичной. Она щупает ладонью мой лоб и, увидев мои зелёные глаза, с усмешкой говорит:
- Надо же! Ты словно близнец Фелиши! - Она щупает ладонью мой лоб и, увидев мои зелёные глаза, с усмешкой говорит: - У Сары глаза не зелёные. Тогда откуда... - Женщина убирает мне со лба чёлку и улыбается. - Уверена, тебя такие вещи мало интересуют. Ты такой хорошенький. Если бы Курт не рассказывал о тебе, я бы приняла тебя за одного из голливудских актёров.
Вдруг кто-то тянет за мою простыню и я, опустив взгляд, замечаю девочку лет шести-семи. Она смотрит на меня огромными голубыми глазами и заправляет выбившиеся прядки в хвостик. Эдит улыбается и сажает малышку на кровать. Девочка смотрит на меня, а потом подползает ближе и кладёт голову мне на бедро.
- Сара, что ты делаешь? - спрашивает женщина, но девочка молчит.
- Мамочка, а почему они сделали ему больно? - говорит она. - Они ранили его?
- Он немного приболел, но скоро выздоровеет, - отвечает Эдит и бросает на меня взгляд. - Прости, мы не пускали Сару сюда, вот ей и стало любопытно. Она хочет тебя кое о чём спросить.
Я не против, однако так устал, что засыпаю на ходу. Уже даже собираюсь извиниться, но не успеваю.
- Ты правда из будущего? - интересуется Сара.
- Думаю, да, - отвечаю. Не уверен, что нападение на Пёрл-Харбор уже произошло. Не помню точной даты, да это и неважно.
- Скажи, кто победит в войне? - спрашивает Сара.
Мне становится не по себе. Такая маленькая девочка, а говорит о таких серьёзных вещах. Наверное, военное время меняет жизнь. Эдит и Куртис не сводят с меня глаз, ожидая ответа. Задумываюсь, не зная, что сказать. А потом вздыхаю.
- Мне кажется, что не стоит говорить о том, кто победит. Я вообще не уверен, что это правильное слово. Победить.
- Почему?
Снова задумываюсь.
- Потому что погибнет очень много людей.
Эдит и Куртис всё понимают и отворачиваются. Интересно, что такого неправильного я сказал... или правильного?
- Ты такой же, как мы, да? - Сара перескакивает на другую тему. Я хмурюсь.
- Как вы?
- Ага, на тебе звезда. - Сара указывает на мой кулон. Совсем забыл, что он всё ещё на мне. Теперь до меня доходит, о чём раньше говорил Куртис.
- Да, я такой же, как вы, - отвечаю и наконец понимаю, что происходит. Куртис прячет этих людей от СС. Выходит, не такой уж я и особенный.
- А там, где ты живёшь, нет лагерей?
- Нет.
Услышав мой ответ, Сара широко улыбается.
- Ты ведь не был в лагере? - спрашивает она, и я качаю головой. - Но тогда почему ты такой худой? - Девочка тыкает меня пальцем в рёбра, и я вздрагиваю.
- О чём ты? Я же жирный, как слон.
- А вот и нет. Даже папа сказал, что от тебя только кожа да кости остались.
- А мой лучший друг всё время говорит, что я толстый.
Сара морщит маленький носик.
- Твой друг, наверное, нацист.
Не могу сдержаться и смеюсь, потому что даже представить не могу Трента нацистом. Вот он удивится, когда я расскажу, что шестилетняя девочка считает его нацистом.
Вот только не уверен, что смогу вернуться... в своё время.
Увидев, что Эдит хмурится, замолкаю и прочищаю горло.
- Простите. Сейчас не то время, чтобы смеяться.
Во взгляде Эдит проскальзывает понимание.
- Удивлюсь, если когда-то наступит такое время, - говорит Эдит, и мне становится очень стыдно. - Не переживай. Я даже рада. Да, это плохо, но можно с ума сойти, если всё время думать об этом ужасе.
- Не думаю, что такое можно забыть, - тихо отвечаю. - Просто иногда надо снять стресс.
Эдит улыбается.
- Всё же лучше так, чем никак.
Мы замолкаем, и Сара смотрит на меня, словно я восьмое чудо света. Следующий вопрос задаёт Куртис:
- Об этом месте все знают? - тихо спрашивает он. - Ну... об этом лагере.
- Да, - отвечаю. - Вообще-то, это самое страшное место.
Куртис моргает.
- Почему?
Молчу, не могу заставить себя ответить. Не уверен, что ему известно о тех зверствах, что творятся в лагере, но я многое узнал на уроках в школе.
- Пожалуйста, Илан. Мне надо знать.
Вижу волнение в глазах Куртиса.
- Это очень плохой лагерь, - отвечаю, надеясь, что этого будет достаточно. Лицо Куртиса становится похоже на маску.
- Что там происходит? То же, что и в Киеве? Они что, снова уничтожают толпы людей? Что?
Молчу. Не могу рассказать ему о том, что творится в лагере. Как сказать человеку, что там, где он работает, массово убивают сотни тысяч людей. О таком не говорят. Решаю поменять тему разговора.
- Я запутался. Почему вы уверены, что я из будущего?
Куртис понимает, что я делаю это специально, и сжимает губы в тонкую линию. Чувствую, так просто он от меня не отстанет.
- По нескольким причинам, - отвечает Эдит. – Мы, конечно, не уверены, но это объяснило бы многое. У тебя странные манеры и одежда. Мой муж Гаррет хотел разобрать твою маленькую чёрную коробочку, но я успела её спрятать. Только мне любопытно, что это? Я не читаю по-английски, поэтому понятия не имею, что на ней написано.
- Скорей всего, написано “Сеть не найдена”, - бурчу себе под нос. Эдит не понимает, и я объясняю:
- Это обычный телефон. Он сделан маленьким, чтобы люди носили его с собой.
Эдит восторженно открывает рот.
- Правда? Как интересно! Как им это удалось?
И тут до меня доходит, что сейчас даже спутниковых тарелок не существует. Думаю, не следует говорить ей, что спустя несколько лет люди побывают на Луне. Они уверены, что я говорю правду и, наверное, не стоит упоминать о совсем уж фантастических для них вещах.
Зеваю и закрываю глаза. Не хочу засыпать, но я так устал. Слышу шебуршание и голос Эдит:
- Мы, наверное, пойдём. Увидимся, когда ты проснёшься, Илан.
Далее слышу щелчок замка и проваливаюсь в глубокий сон.
* * *
Я уже не ощущаю того нестерпимого жара в теле, как раньше. Да, лицо у меня горит, но в остальном я в порядке. Повернувшись, открываю глаза и смотрю на огонь. Чьи-то пальцы ласково перебирают мои волосы и осторожно массируют кожу на голове, удерживая меня между сном и явью.
- У тебя спал жар, - говорит Куртис, на секунду приложив руку к моему лбу и быстро, словно обжёгшись, отдернув. - Ты давно проснулся?
Не знаю точно.
- Пару минут назад.
Он ещё раз молча прикладывает руку к моему лбу и отодвигается.
А я лежу и думаю, что мне делать. Надо вернуться в лес у Освенцима. Да, это опасно, но именно там я влип в это сумасшествие. И если только так я смогу вернуться домой, то, думаю, это того стоит. Пребывание здесь уже повлияло на мой рассудок. Вдруг подумалось, что если мне удастся выбраться отсюда, то, наверное, можно считать, я пережил Холокост.
От этой мысли к горлу подкатывает тошнота, и я резко сажусь на кровати.
- Что случилось? - спрашивает Куртис.
Смотрю на аккуратную стопочку вещей на матрасе и поворачиваюсь к Курту.
- Это для меня, да? - интересуюсь, указывая на одежду.
Куртис взволнованно кивает. Я пододвигаюсь к краю кровати, беру вещи и начинаю одеваться. Краем глаза замечаю, что Курт нервничает. Меня это раздражает.
- Что ты задумал? – отворачиваясь, резко спрашивает Куртис.
Похоже, ему противно на меня смотреть. Почему-то мне становится обидно.
- Мог бы и не отворачиваться, не такой уж я и страшный, - раздражённо отвечаю ему. Понимаю, что не ответил на его вопрос, но меня это не волнует. Отчего-то я для него как бельмо на глазу. Куртис так и не поворачивается, лишь хмурится.
- Я глядел на тебя, - невнятно бурчит он, и я фыркаю.
- Да ты даже не смотришь мне в глаза дольше, чем минуту, - отвечаю, натягивая на себя какие-то светлые брюки. Они такие теплые, и это радует, потому что я сижу далековато от камина. - Я очень благодарен за то, что ты меня спас, но, думаю, ты уже отплатил мне с лихвой за мою давешнюю доброту.
Куртис встряхивает головой и смотрит на меня.
- Что ты имеешь в виду?
- Я хочу сказать, что невежливо с моей стороны и дальше оставаться здесь, - отвечаю я, и Куртис мрачнеет. - Ты прекрасно дал понять, как тебе “приятно” моё общество. - Куртис смущается, и я раздражённо вздыхаю. - Думаю, будет лучше, если я уйду.
Куртис тут же соглашается.
- Конечно, так будет лучше.
Больно это слышать, но я не показываю вида.
- Хорошо, я пошёл.
Его глаза сужаются.
- Не говори глупостей... - Потом до Куртиса, кажется, доходит, и он гневно смотрит мне в глаза. Его лицо становится злым, руки сжимаются в кулаки. - Ты собираешься выжить в оккупированной нацистами Польше один? Ты в своём уме?
Похоже, что нет. Я ведь уже понял, что пребывание здесь плачевно сказывается на моей психике.
- Я собираюсь вернуться домой.
Куртис задумывается, потом, опять разозлившись, вскакивает.
- Ты что, хочешь вернуться к Освенциму?
- Да.
- Ты сдурел?
- Я хочу домой. Это не моё время и мне тут не место.
- Плевать! - раздражённо размахивая руками, кричит Куртис. - Я привёз тебя сюда, чтобы спасти! Я хотел защитить тебя, а ты собрался кинуться прямо в пекло, не думая о последствиях?
Медленно пячусь назад, сверля его взглядом.
- Прости за потраченные впустую усилия, но это тебя не касается.
Куртис задыхается от возмущения.
- Ещё как касается!
Вздыхаю и пытаюсь зайти с другой стороны, надеясь усмирить... пыл Куртиса.
- Я оказываю нам обоим услугу. Я хочу вернуться домой. Мне нет места в этом времени. Да и... Ты дал мне понять, насколько тебе неприятно моё общество.
- Чего? - Куртис вдруг меняется в лице и бросает на меня какой-то странный взгляд. - Когда это я говорил такое... о том, что ты мне неприятен?
- А тебе и не надо, - отвечаю. - Достаточно того, что ты не смотришь на меня, а когда и посмотришь, то с таким видом, словно я тебе противен. - Куртис кажется шокирован, и я решаю немного сгладить ситуацию. - Послушай, может быть, я тебе и не противен, но я же вижу, что тебе неприятно находиться рядом со мной. Поэтому будет лучше, если я...
- Нет, не будет, - прерывает меня Курт. - К тому же твой побег в лес не гарантирует возвращения домой. Я знаю, потому что был в трёх разных местах, когда мы с тобой встречались, а ты оставался в одном. А ещё это очень опасно, и я никуда тебя не отпущу. Что касается того, что ты мне якобы неприятен... - Куртис замолкает и морщит нос. - Это неправда, и прости за то, что из-за моего поведения у тебя сложилось такое впечатление.
- Но ты же сам сказал, что хочешь, чтобы я ушёл...
Куртис кивает.
- Конечно хочу. Но только для того, чтобы ты вернулся в Америку. Я не хочу, чтобы тебя расстреляли на улице. Этот дом - лучшее убежище, которое я смог найти. Но даже здесь ты в опасности, а мне этого недостаточно.
Я раздражён и взволнован. Сейчас я в таком состоянии, что готов топнуть ногой и закатить истерику.
- Если я тебе не неприятен, то почему ты на меня не смотришь? - в который раз задаю свой вопрос, и Куртис моргает.
- Я на тебя смотрю.
Он врёт, и меня это бесит. На мгновение он бросает на меня взгляд, а потом опускает глаза. Пристально смотрю на Куртиса, надеясь, что он почувствует моё волнение.
Он вздыхает, нервно проводит рукой по волосам и отворачивается. Мы "смотрели" друг на друга целых две минуты, прежде чем Куртис понял, что его ложь не работает.
- Ты правда хочешь знать, почему я на тебя не гляжу? - спрашивает Куртис, и я моргаю. - Я не шучу. Если скажу, ты не должен меня осуждать.
Я замираю, испугавшись его тона, хотя и понимаю: самое страшное, что он может испытывать – это ненависть.
- Да, я хочу знать, - тихо отвечаю Курту. Он спокойно смотрит мне в глаза и снова вздыхает. Затем делает шаг вперёд и оказывается рядом со мной. Совсем близко... Я начинаю нервничать. Может, он и в правду хочет меня убить? Ох, но тогда уж точно я буду являться ему в кошмарах!
- Я не смотрю на тебя вот поэтому, - шепчет Куртис и хватает меня за волосы. Чувствую, сейчас я лишусь изрядной части своей шевелюры! Однако Куртис прижимает меня к себе и жадно впивается в губы поцелуем. Остолбенев от удивления, пытаюсь не реагировать. Просто не знаю, что делать. Ладонь Куртиса ложится мне на затылок, второй рукой он спускается по спине к пояснице. Затем его пальцы быстро пробираются под ткань брюк и едва ощутимо касаются моих ягодиц. Я охаю, и Куртис углубляет поцелуй.
Когда мне уже кажется, что сердце вот-вот выпрыгнет из груди и я умру от недостатка кислорода, Курт отстраняется и окидывает меня жадным взглядом. И впервые за долгое время он продолжает смотреть на меня, не отводя взгляда. А я будто чувствую мысли, проносящиеся у него в голове.
Вдруг резко открывается дверь, и Куртис толкает меня на кровать. А я даже и не заметил, что он придерживал меня всё это время... Но думаю, что сейчас это неважно. В комнату входят Эдит и Фелиша со странным выражением на лицах. За их спиной останавливается пожилой мужчина с радио в руках, а маленькая Сара выскакивает вперёд. Она подбегает и испуганно прижимается ко мне. Оборачиваюсь и замечаю, что Куртис тоже ничего не понимает.
- Что случилось? - спрашивает он Фелишу.
Бледная как мел, она смотрит на него, потом на меня и указывает пальцем на радио в руках своего отца.
- Слушайте, - говорит она.
Сначала слышны только помехи, а потом раздаётся чей-то голос, взволнованно выкрикивающий что-то по-польски. Покосившись в сторону Куртиса, вижу, как он бледнеет, потом медленно поворачивается и смотрит мне в глаза. И вид у него такой, словно он видит меня... в первый раз.
- Что? - спрашиваю и ощущаю, что все взгляды в комнате сосредоточены на мне. Фелиша прерывает молчание:
- Он только что сказал, что Япония напала на Перл Харбор и Германия объявила войну Соединённым Штатам.
Чувствую, как в ушах стучит кровь, а давление в голове готово разорвать мою бедную черепушку. И хотя я знал, что это произойдёт... слышать об этом страшно. Поворачиваюсь к Куртису, но он не смотрит на меня. Он сверлит радио взглядом, будто хочет выпытать у него ответы на какие-то вопросы.
Но самое смешное в том, что сейчас больше всего на свете я хочу получить ответы на свои вопросы.
____________
14 Сионист - последователь политического движения, целью которого является объединение и возрождение еврейского народа на его исторической родине — в Израиле.
____________
Огромное спасибо denils!!! :pocelui: :lublu:
____________

Глава 7

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Спасибо сказали: Жменька, ninych, Mari Michelle, Peoleo, Alexandraetc, bart11, Aneex, nonchance, Margoshka, Мэллоу, karellica, Шишик, ProJEt, Naro_Law, luuto, Mi

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
05 Апр 2015 12:12 #60 от ЛеляV
ЛеляV ответил в теме Re: Catatonic Seiory "Мой Любимый", 6/24, upd. 04.04.2015
Спасибо!
Спасибо сказали: NellaBlue

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.