САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

compress Шеррилин Кеньон "Рожденные Огнем", 10/22 глав, обн. 07.05.16

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
02 Янв 2014 21:03 #31 от Калле
Калле ответил в теме Re: Шеррилин Кеньон "Рожденные Огнем"
Я вернусь к этому переводу после окончания Крыльев.

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: polissya, Gusay, Ginger, Клитемнестра, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • polissya
  • polissya аватар
  • Wanted!
  • Мэтр ОС
  • Мэтр ОС
  • Плотоядная Мавка
Больше
02 Янв 2014 21:31 #32 от polissya
polissya ответил в теме Re: Шеррилин Кеньон "Рожденные Огнем"
Сашик, я тоже ждать буду :shy:

- А как же ты разговариваешь, если у тебя нет мозгов? - спросила Элли.
- Не знаю, - ответил Страшила, - но те, у кого нет мозгов, очень любят разговаривать.
Поблагодарили: Калле

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
02 Янв 2014 22:09 #33 от Tigrenok
Tigrenok ответил в теме Re: Шеррилин Кеньон "Рожденные Огнем"
Я тоже. )))

Огромное спасибо Иллюзия
Поблагодарили: Калле

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
01 Фев 2014 22:08 - 01 Фев 2014 22:09 #34 от Gusay
Gusay ответил в теме Re: Шеррилин Кеньон "Рожденные Огнем"
Я как раз перечитала все переведенные главы :flirty:  :flirty:
Освежила воспоминания так сказать. Пыталась прочитать в оригинале... хорошо если поняла половину :cray3:  :cray3: а тут такая классная новость. Буду ждать :happy:  :happy:  :happy: И огромное спасибо за перевод :embar:  :embar:
Поблагодарили: Калле

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
01 Фев 2014 23:07 #35 от Калле
Калле ответил в теме Re: Шеррилин Кеньон "Рожденные Огнем"
Надеюсь, продолжение не разочарует)))

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: Gusay, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
01 Фев 2014 23:09 #36 от xrissa
xrissa ответил в теме Re: Шеррилин Кеньон "Рожденные Огнем"
СУПЕР НОВОСТЬ!!! :party:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
19 Апр 2014 20:34 #37 от ALEXSEEVA
ALEXSEEVA ответил в теме Re: Шеррилин Кеньон "Рожденные Огнем"
Я рада что перевод будет продолжатся.  :shy: Буду ждать.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
29 Дек 2014 00:06 #38 от mady
mady ответил в теме Re: Шеррилин Кеньон "Рожденные Огнем"
Всем добрый вечер. Я тоже буду ждать... столько сколько надо.
Спасибо.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Regina
  • Regina аватар
  • Wanted!
  • Терминатор ОС
  • Терминатор ОС
Больше
06 Апр 2016 22:55 - 09 Май 2016 18:15 #39 от Regina
Regina ответил в теме Re: Шеррилин Кеньон "Рожденные Огнем"
Глава 7

вычитка denils

Глава 8
[/b]
Син отпустил её, не отводя взгляд от рептилии.
— Отойди в сторону, или этот бластер окажется в таком месте, что причинит массу неудобств, а уж я достаточно хорошо разбираюсь в твоей анатомии, чтобы это сделать.
Его слова не возымели никакого эффекта.

— Что вам тут нужно? — угрожающе прошипел ящер.
— Встретиться с Диггером.
— Кто вы такие?
— Я Син. Настоящий.
Послышался рокот, который Шай сочла за смех.
— По-моему, не очень-то ты на него похож. А если ты и есть он, зачем тебе этот старый кусок грязи?

Взгляд Сина стал свирепым.
— Спроси у него сам.
Ящер достал устройство связи и принялся нажимать кнопки. Через несколько минут раздался его грубый рык:
— Прости за беспокойство, фрион, но у меня тут человек, который утверждает, что он Син. Тот самый.
— Син, значит? – Голос был дрожащий, его обладатель явно стар. — Спроси, как его реальное имя.
Рептилоид посмотрел на Сина. Шахара тоже вопросительно выгнула бровь. Сейчас выяснится, что это за С.В.

— Шеридан Уэйд, — ответил тот каким-то странным тоном.
Шеридан Уэйд? Сколько же у него имён? Хотя это, похоже, настоящее, и фамилия отцовская.
— Мальчик мой! – обрадовался голос. – Пропустить его.
Ящер повернулся к ним.
— Приношу извинения, фрион Син, — сказал он, нажимая кнопку вызова лифта, и отошёл в сторону, чтобы освободить проход. – Диггер в квартире пятьсот пятьдесят четыре.

Син не ответил, но Шахара заметила, как изменилось выражение его лица. Они шагнули внутрь, и двери за ними закрылись. Ободранный вид кабины никак не вязался с ее плавным ходом.
Син отпустил ее руку и отошел в дальний угол.
— Как всё-таки тебя зовут?
— Разве это важно? Я человек без семьи, родины и имени. Откликаюсь на любое, лишь бы не унизительное или обидное.
— Я не об этом спрашивала. Интересно, что значит С.В.

Он поднял глаза и лукаво улыбнулся:
— Создан в.
— Создан во грехе, — догадалась Шай. – Красивое имя. Мать, должно быть, тебя ненавидела.
Улыбка погасла.
— Всем сердцем. — Услышав явно искренний ответ, она растерялась.

Прежде чем она успела сказать что-то ещё, лифт остановился, и Син вышел, даже не посмотрев на неё. Пообещав себе, что однажды заставит его всё рассказать, она пошла следом. Длинный коридор оказался пуст, только стены были исписаны граффити. Но хоть идти недалеко. И это радовало.
Син поднял руку, чтобы постучать, но дверь уже распахнулась. Мужчина лет шестидесяти пяти, высокий и очень худой. Хотя его лицо сильно портили морщины и окладистая борода, что—то в его облике намекало на то, что в молодости он был очень красив. У него была густая седая шевелюра и сияющие, невероятно синие глаза.

Он смотрел на Сина, как отец — на давно пропавшее дитя.
— Гореть мне в аду, это и в самом деле ты. Я уж подумал, что кто-то решил надо мной подшутить.
Он притянул Сина к себе и крепко обнял.
Тот выругался.

— Аккуратнее, старик. – Он быстро высвободился. – Не сломай мне... оставшиеся рёбра.
— Рёбра? – Он оглядел Сина с ног до головы. – Господи, парень. Что с тобой случилось?
— Напился и упал со стула... сам-то как считаешь?
Диггер фыркнул:
— Всё тот же язвительный засранец. Но раз ты здесь, ясно, что дела очень плохи. Бог свидетель, ты не пришёл бы сюда по своей воле, и я тебя не виню. От щипачей скрываешься?

Щипачами раньше называли полицейских.
— Я же Уэйд. А ты как думал?
Диггер кивнул:
— Ты ведь знаешь, что здесь тебе всегда рады.
Он открыл дверь пошире и наконец заметил Шахару.
— Кто вы, красавица?
— Она тебе во внучки годится, и у неё аллергия на престарелых плейбоев, — ответил за неё Син. – Называй её Шахара, но будь осторожен. Половина моих ран на её совести.

Губы Диггера изогнулись в очаровательной улыбке.
— Ну, руки буду держать при себе, но не обещаю, что не стану смотреть. Проходите же скорее, пока кто-нибудь не пристрелил вас в коридоре просто за то, что пришли.
Внутри маленькой квартирки оказалось гораздо чище, чем снаружи. Все помещение было заставлено аппаратурой, но пыли нигде не лежало.

Диггер бросился к протертому дивану, чтобы смахнуть провода и бумаги.
Син прислонился к стене, держась одной рукой за рёбра. Он весь покрылся потом и тяжело дышал.
— Диг, есть принапин?
— Есть, конечно, чтоб мне сдохнуть! Сдохнуть – потому что именно это и случится, если он однажды понадобится, а его не будет под рукой.

При упоминании нелегального препарата Шахара вопросительно подняла брови. Он отлично заживлял раны, но был запрещён из-за кое-каких необратимых мутаций, проявлявшихся после его применения. Уже не говоря о том, что половина принимавших его после этого не просыпалась.
— Ты совсем чокнулся использовать такое?
Син пожал плечами:
— Мне нельзя долго оставаться беспомощным.

Его мужество восхищало и обескураживало.
— Ладно, но если у тебя вырастет вторая голова, не говори, что я не предупреждала.
Диггер расхохотался так, что закашлялся.
— Ха-ха, — криво улыбнулся Син. – Ну же, Диг. Дай мне лекарство и позволь прилечь, пока я не свалился.
— Сюда, мальчик, а вы, — он нежно улыбнулся Шахаре, — чувствуйте себя как дома. Я сейчас.

Шахара отряхнула костюм и опустилась на старый зелёный диван. Пружины протестующе скрипнули.
В ожидании Диггера она оглядела комнату, пытаясь понять, что он за человек и какое место занимает в жизни Сина. Судя по приборам в его квартире, он электрик или какой-нибудь монтёр, но учитывая, что он живёт на Рук, скорее всего, использует оборудование незаконно.

Со своего места она заметила старую фотографию на столе у окна. Поднявшись, она подошла ближе и увидела, что на ней Диггер обнимает Сина. Рядом, низко склонив голову, стоит его сестра Талия. Хоть на снимке ей всего девять или десять, у неё уже вид сломленного жизнью человека. Син, как всегда, выглядел дерзким. В глазах знакомый злой огонь. Гладко выбритый Диггер на снимке был очень красив, в точности как и предполагала Шай. В его взгляде, обращенном на Сина, светилась такая любовь, что у неё перехватило дыхание. Ей сразу вспомнилось, как отец смотрел на них, до того как умер от пневмонии. В горле встал колючий ком, и она сглотнула.

Хотя отец не придерживался строгой морали, он их всех очень любил, и в этом никто из них не сомневался. На глаза навернулись слезы. Она не хотела его осуждать, потому что до сих пор его любила. Но он усложнил жизнь всей семье, погнавшись за призрачной выгодой. И всё же, несмотря на все это, она считала себя счастливой. Пусть у них не всегда были еда или крыша над головой, родители их любили. И друг друга тоже.

Совсем не то, что у Сина. Как же тяжело ему, наверное, пришлось. Она оглядела комнату, ощущая, что глаза слипаются. Когда она последний раз спала? Шай не могла вспомнить. Хотя у неё всегда с этим были проблемы. Всю жизнь она боролась с бессонницей. Сначала боялась, что пока она спит, умрет мать, потом волновалась за брата и сестёр.
Пожалуй, Диггера не стоит опасаться. Она его совсем не знала, но внутренний голос твердил, что Син никому не позволит ей навредить. Он доверяет Диггеру. Она зевнула, поставила фотографию на место и вернулась на диван.
Только на секунду прикрою гла...
Не успев додумать до конца, она заснула.

Син, тяжело опираясь на стену, бросил в рот две таблетки и проглотил. Диггер, недовольно поджав губы, застилал двуспальную кровать свежим бельём.
— Не понимаю, как ты глотаешь эту дрянь, не запивая. Я бы подавился.
— Нужда заставляет приспособиться.
Диггер фыркнул:
— Жаль, что у тебя нет в запасе новых поговорок, но эта лучше, чем старая «добро не остаётся безнаказанным».

Диггер усмехнулся и достал одеяло из выдвижного ящика под кроватью. Расправив его, он обернулся к Сину.
— Знаю, совсем не так шикарно, как у тебя дома, но зато чисто.
— Не нужно извиняться. – В сравнении с грязными дырами, где ему и Диггеру доводилось ночевать в прошлом, это настоящий особняк. – Главное, чтобы было сухо и без всякой ползучей кусачей живности.

Диггер жестом пригласил его устраиваться:
— Об этом не волнуйся.
Син медленно разделся и послушно лёг. Опустившись на кровать, он протяжно выдохнул. Боль была адская, но лёжа терпеть не в пример легче, чем стоя.
— Я рад, что ты пришёл. – Диггер хлопотал над ним, суетливо поправлял подушки, как старая тетушка.

Син промолчал. Он не знал, что на это ответить. Он в неоплатном долгу перед Диггером, но вряд ли захочет снова с ним встретиться.
Диггер — часть его прошлого. Син душу был готов продать, лишь бы забыть его.
Но как бы ни не хотелось это признавать, он всё же любил старого засранца.
— Прости, что меня не было с тобой последние годы.
Диггер фыркнул:
— Не смей раскисать, парень. Я бы и сам не хотел, чтобы ты видел меня в тогдашнем жалком состоянии. Не такой жизни я для тебя хотел. Ты же знаешь.

Син кивнул:
— Так тебе что-нибудь нужно, пока ты будешь отлёживаться?
— Нам нужны одежда и оружие.
— По полной?
— Самое лучшее. Я знаю, что ты можешь взломать мои банковские счета и оплатить всё. Бери, сколько потребуется. Только смотри не засветись. Пусть думают, что мы на Гондаре... старая сука просто взбесится.

— Договорились. Что ещё?
— Дай Шахаре чего-нибудь поесть. Она слишком худая. И бога ради, купи ботинки моего размера. – Син закрыл лицо рукой, заслоняя глаза от света. – У меня тот же размер, что у него.
Диггер шагнул к двери, но остановился:
— Я слышал, риты опять у тебя на хвосте. Ходят слухи, что люди заключают пари насчет того, кто тебя прикончит.
— Знаю. Я уберусь отсюда, как только смогу. Не волнуйся. Я не стану втягивать тебя в свои проблемы.

Диггер напрягся, будто его задели последние слова:
— Не глупи. Я перед тобой в долгу, Шеридан.
— Не называй меня так. – Его всего скручивало от этого имени.
Такое теперь сходило с рук только Никириану. Забавно, но тот тоже почти перестал называть его Шериданом. Син никогда не говорил, что ему это неприятно. Никириан каким-то образом сам догадался и теперь делал это, только чтобы привлечь внимание Сина или разозлить.

Хотя Ник — наёмный убийца, и он отлично знает, как вывести человека из себя.
— Прости, от старых привычек трудно избавиться.
Син взглянул на Диггера и скривился:
— От помоечных крыс тоже.
Взгляд Диггера подёрнулся льдом, застыл.
— Я устал повторять, что никакая ты не крыса.

Син удержался от возражений. С правдой не поспоришь. Дерьмо остается дерьмом, сколько ни поливай его антисептиком или духами.
Диггер вздохнул:
— Оставайся тут сколько понадобится. Я никого не впущу.
Син улыбнулся:
— Спасибо.

Шахара проснулась, готовая кинуться в бой. Она рывком села, оскалилась, схватилась за бластер. Потом огляделась и через несколько мгновений узнала квартиру.
— Все хорошо, малыш. – Диггер медленно поднялся с мягкого кресла в паре футов от неё. – Здесь тебе никто не причинит вреда.
Она сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться:
— Простите. Я не всегда так просыпаюсь. Только если ночую не дома. — Она сбросила с себя голубое одеяло. При мысли о его доброте — надо же, укрыл её, пока она спала! — на её губах заиграла улыбка. — Спасибо.

Он чуть склонил голову:
— Пожалуйста. Я тоже такой, когда просыпаюсь. – Он вышел из комнаты, но быстро вернулся с тарелкой овощей и огромным стейком. — На вот, попробуй. Я не самый лучший повар, но пока никто не умер. Ну... если не считать одну крысу, которая пыталась стащить немного жратвы. Хотя, наверное, она сдохла потому, что я выстрелил в неё из бластера, а не от моей стряпни... наверное.
Шахара расхохоталась:
— Уверяю вас, эта еда не может быть хуже моей. Я совсем не умею готовить. Даже мой брат готовит лучше. Это очень печально.
Диггер засмеялся.

Она начала есть, и он принес ей бутылку воды.
— Это лучшая во всей вселенной. Она из родника в Лакуате.
Она вопросительно подняла бровь. Настоящая роскошь. Она и не мечтала попробовать такую воду, не говоря о целой бутылке. Ходили слухи, что у неё волшебная целительная сила. Шай не очень верила. Скорее всего, этот миф создали владельцы родника, чтобы впаривать воду легковерным дуракам.
Но вкус был приятный.

Диггер почесал грудь и снова сел в кресло.
— Знаю, о чем ты думаешь. Но я ещё кое на что гожусь. Я пока в состоянии проворачивать дела и не попадаться. Хотя, надо признать, с этой водой я здорово рискнул. Но оно того стоило, однозначно.
Шахара быстро сглотнула. Она пьёт контрабандную воду? Чему тут удивляться?
Твой брат тоже этим занимается. Да и отец, если уж быть до конца откровенной. В детстве половина ее гардероба была добыта с чужих кораблей.

Молчи и пей.
Она отставила бутылку, вытерла рот и сменила тему:
— Вы давно знаете Сина?
Взгляд Диггера потеплел.
— С той минуты, как он родился на свет. Я даже был первым, если не считать врачей, кто взял его на руки.
Очень интересно.

— Серьезно? Даже раньше родителей?
Он кивнул:
— У его матери были трудные роды. Она была слишком слаба, а отец... Не мог. — Что-то в его голосе показалось ей подозрительным, но она не стала уточнять. – Я отвёз ее в больницу и был с ней всё время. — Диггер вздохнул. — Я бы все отдал за такого сына, как Шеридан. У меня ведь нет своих детей. Но я не жалуюсь. Его даже назвали в мою честь.

— В смысле?
— Шеридан Диггер Уэйд. Я его дядя.
О, это объясняет, почему они так близки.
— По матери?
Его лицо стало непроницаемым, и он отвёл взгляд:
— Нет.

Шахара подавилась едой, осознав услышанное. Боже правый, он ...
Брат Идириана.
Хотелось сбежать.
Диггер бросился на помощь, стал стучать по её спине, пока она не перестала кашлять. Шай несколько раз глубоко вздохнула, сморгнув слёзы. Он сел рядом с ней на диван, и Шай потрясенно уставилась на него.

— Как вас угораздило иметь такого ненормального родственника? — спросила она, насторожённо глядя на него.
Его лицо посуровело.
— Инди не всегда был таким, — вступился за него Диггер. — В детстве он был хорошим. Просто связался с плохими людьми.
Да, конечно. Чушь собачья. Ее всегда бесило, когда оправдывались этим.
— По-вашему, это плохие люди превратили его в убийцу-садиста?
Он пересел на свой стул, сгорбившись, будто сдаваясь.

— Нет, дитя. Я не дурак. Инди именно такой, как говорят, даже еще хуже. Я знаю о нём то, чего не сообщали в новостях, потому что сочли слишком страшным, чтобы предать огласке.
Учитывая кошмарные истории, которые слышала Шай, сказанное приводило в ужас. Неужели может быть что–то ещё хуже?
— Поначалу я был рядом, надеялся, что смогу вернуть невинного ребенка, которым он когда-то был, или хотя бы заставлю его вести более-менее приличный образ жизни. Но, раз вкусив крови, он пристрастился, полюбил власть, которую ему давал чужой страх. Я ничего не мог поделать. Тяжело всю жизнь получать пинки и насмешки от тех, кто выше тебя по положению. Как только появляется способ отомстить... — Диггер покачал головой. — Инди подсел на острые ощущения и считал это справедливым возмездием за то, как с ним обращались в детстве. – Он пронзил Шай взглядом: – Я не собираюсь его оправдывать. Я не закрывал глаза на недостатки брата. Но я любил его до последнего, и мне жаль, что я не смог спасти его от самого себя.

В каком-то смысле такие слова восхищали. Но все же... Шай передёрнулась.
Она не могла понять, зачем Диггер оставался с подобным человеком.
— Почему вы не ушли, поняв, что не можете его изменить?
Он вздохнул:
— Всё не так просто, да и было время, когда Инди стал лучше. Не из-за меня, а ради матери Шеридана. Она была приличной женщиной из хорошей семьи, и, веришь или нет, я никогда не видел любви сильнее. Она завладела его сердцем, он сделал бы для нее что угодно. Но от прошлого не так легко отделаться, хотя на тот момент оно ещё не было настолько ужасным.

— Так что же произошло?
— Её родители, — выплюнул он. — Придурки, любители лезть в чужие дела. Они даже не обращались к нему по имени, потому что он был намного ниже по происхождению. Они сказали, что пока она с ним, дома может не появляться. И когда она поехала навестить их с Талией — девочке было всего несколько недель от роду, — родители вышвырнули их вон, заявив, что им не нужен нищий ублюдок и что она им не внучка.

Диггер поморщился:
— Я был с ней, когда это произошло. Она была совершенно уверена, что, стоит им увидеть ребёнка, и все изменится, они простят ей любовь к плебею. Но её отец был намного жёстче Инди. Это её убивало. Тогда Инди и помешался, потому что никак не мог изменить положение. Он хотел, чтобы она жила так же хорошо, как с родителями, и чтобы не жалела, что вышла за него. Найти легальную работу он не мог, потому вновь занялся тем, что умел. Воровством. — Он устало вздохнул. — Да и с ней что-то произошло в тот день. Она стала очень капризной. Будто вдруг поняла, что пожертвовала своей жизнью и достоинством ради Инди. Внезапно всё стало не так, она постоянно напоминала ему, чего лишилась. Вечно повторяла, что она — высокородная леди, а он — кусок дерьма.

Шахара недовольно нахмурилась:
— Зачем?
— Не знаю. Её будто подменили, и как Инди ни старался, она была вечно недовольна. Начала срывать раздражение на Талии, и Инди злился на неё за то, что она бьет ребенка. Потом она забеременела Шериданом, и стало ещё хуже... Я боялся, что она сделает аборт.
— Почему она оставила ребенка?
Глаза Диггера потемнели:
— Инди пригрозил, что убьет её.

Шай ужаснулась. Как родители могут так поступать? Разве мало им того, что они сделали друг с другом? Как можно втягивать ещё и детей?
— Я не понимаю. Учитывая его отношение к Сину, какая ему была разница?
— Тогда Инди еще любил её. Не знаю почему, но любил, и он обожал Талию, потому что она была очень на неё похожа. Когда родился Шеридан, он был так горд и счастлив, что у него сын. А потом застал жену, когда она пыталась утопить ребёнка — Сину тогда было всего три недели.

Желудок сжался в комок, Шай не могла поверить услышанному:
— Что?
Диггер кивнул:
— Не знаю, что именно стало последней каплей, но, купая, она окунула его в воду с головой и держала. Если бы Талия не бросилась к отцу с криком, то Син бы умер, а мы никогда бы ни о чем не узнали. Инди избил её так сильно, что она едва выжила. Я его не виню. Это единственный его оправданный поступок. — Диггер сглотнул, глядя в окно. — Вскоре она ушла от него, и Инди едва не умер с тоски. Будто вместе с ней исчезло все хорошее, что в нем ещё оставалось. С той минуты он возненавидел Шеридана.

Странно.
— Я не понимаю. За что? Син ведь был ребенком.
Диггер устало провел рукой по подбородку.
— Инди винил его в том, что потерял жену. Вбил себе в голову, что если бы он не родился, она бы осталась с ним, потому и наказывал Сина за её уход. И Талию тоже... потому что она была так похожа на мать. Её я жалел сильнее, чем Шеридана. Она знала, что такое иметь любящего отца. А он — нет. Не понимая, почему Инди её возненавидел, она иногда плакала до изнеможения.

У Шахары защипало глаза.
— А кто его мать?
Глаза Диггера полыхнули ненавистью:
— Я не произношу имени этой твари. Пусть эта шлюха гниет в аду за то, что натворила. Если бы она не была такой эгоисткой, то спасла бы Инди, вернула бы его к нормальной жизни. Но ей подавай шикарные дома и побрякушки. А мы никуда не годились, и мой брат спятил из-за этого. Он решил, что единственный способ добиться уважения — заставить себя уважать. И убить любого, кто не хочет. — Его взгляд стал жестче. — Син ничего не знает, и я хочу, чтобы так и оставалось. Он думает, что мать ушла от отца, потому что больше не могла с ним жить. Если честно, я бы и сам предпочел так думать.

Потому что так легче, чем знать, что родная мать пыталась тебя убить.
— Не волнуйтесь. Я ничего ему не скажу.
Диггер наклонился к ней.
Шахара поковырялась в тарелке.
— А сам Син? Почему он стал преступником?
— Никакой он не преступник! — прорычал Диггер с такой яростью, что она отпрянула. – Шеридан всего лишь выживал как мог, это не преступление.

Его негодование поражало до глубины души. К черту причины, нельзя же отрицать правду. Он нарушал закон. Постоянно.
Диггер впился в неё взглядом, и от этого Шай стало не по себе.
— Скажи, что бы ты стала делать, оставшись в десять лет без дома и семьи? Эти риты отняли у Инди все до последнего кредита. Шеридану не осталось ни цента. Ничего. Когда арестовали его отца, меня тоже посадили, но я думал, что хоть мне и плохо, зато мальчик будет жить с приличными людьми, у него будет свой дом. Я ошибся насчет «приличных» людей. Его никто не хотел усыновлять. И в приют его тоже не брали.

Шай болезненно поморщилась:
— Из-за отца?
Диггер кивнул.
Сыну приходится вечно платить за грехи отца. Бояться, что дефектные гены Иридиана Уэйда проявятся и у его ребёнка — глупо. Хотя сама она отлично понимала этот страх.

— Так что с ним случилось?
Тяжело вздохнув, Диггер запустил пальцы в волосы:
— Его посадили. Сказали, пусть привыкает, все равно этим кончится.
Потрясённая Шай отложила вилку.
— В десять лет?

Он мрачно кивнул:
— И не в подростковую колонию. В тюрьму строгого режима.
В десять лет? — повторила она.
— В десять лет. — Его голос звучал холодно, жёстко. — Вот тебе правосудие Лиги. Посадить невинного ребёнка вместе с отбросами общества и смотреть, выживет ли он. Но это ещё ничего. Отец отлично обучил его прятаться, драться и терпеть любую боль. Сама видишь. С ним так легко не совладаешь.

Всё равно... он ведь был ребенком. Как такое вообще возможно? Как же он не умер?
— Его как-то вытащили оттуда. Или выпустили?
Он рассмеялся:
— Видишь ли, для своего возраста он был весьма рослым и чрезвычайно осторожным. Сообразительный маленький поганец. Через год он сбежал и стал жить на улицах. Потом прокрался тайком на корабль, который летел сюда, и поселился уже тут.

Шахара попробовала представить такую жизнь. Она знала, каково это — остаться без родителей, но когда умер отец, ей было почти вдвое больше, чем Сину тогда.
Пусть ее квартирка и маленькая, но отец все же успел выкупить ее, пока был жив.
— А где в то время была его мать?
Она осеклась под взглядом Диггера.

— Син нашел ее, когда ему исполнилось двенадцать, и эта сука вышвырнула его, как мусор. Сказала, что наконец вернулась к нормальной жизни и не хочет вспоминать прошлое. Сказала, чтоб больше не попадался ей на глаза, и что если она его еще раз увидит, упрячет за решетку до конца жизни. А потом вызвала щипачей.
Шахара сглотнула. Как мать могла так поступать? Почему? Беспричинная жестокость.
Если бы у нее был ребенок, она защищала бы его всеми силами.

— А его сестра?
В глазах старика блеснули слезы:
— Она была ангелом. Мягкая, кроткая. В жизни не повысила голос и не сказала ни о ком плохого слова. Шеридан любил ее безумно. Он бы руку себе отрезал, если б она попросила.
— Она ведь ему помогала?

Диггер покачал головой:
— Она покончила с собой за день до ареста Инди.
В комнате будто взорвалась бомба.
Талия покончила с собой?
Прошу, не бросай меня. Клянусь, никто больше никогда не сделает тебе больно.

Сердце сжалось, когда она вспомнила голос Сина. Она знала, что он очень любил сестру. Наверное, с ума сходил после ее смерти.
Она внезапно поняла, почему он сдал отца... Наверняка винил его в смерти сестры и хотел отомстить. Вполне объяснимо, но все же…
Как Син это пережил?
Он был совсем маленьким, когда оказался без семьи. Она и вообразить не могла те ужас и боль, которые он испытал. Какой бы тяжелой ни была ее жизнь, семья всегда оставалась рядом. Пусть они и не идеальны, но они защищали бы ее до последнего.

— Как же Син жил после того, как его мать... — Она не могла заставить себя произнести это вслух.
Диггер пожал плечами:
— Не знаю, как он выживал. Более того, даже представить не могу, что с ним делали в тюрьме и на улице. Он никогда не рассказывал об этом. Но я думал о нем все время, пока сидел. Я был уверен, что его сразу убьют... или еще что похуже. Он был такой умница и очень хорошенький. Я знал, что если он выживет, попадет в руки какого-нибудь рабовладельца или извращенца. Может, так и случилось, понятия не имею. — Он невесело засмеялся: — Думаю, жизнь с Инди научила его терпеть молча. Обходиться подолгу без еды. Двигаться бесшумно, как призрак, чтобы люди вокруг тебя не замечали. — Он посмотрел в сторону двери, за которой спал Син. — Выдерживать побои и боль, от которых любой другой бы умер.

Теперь ясно. Ничего удивительного, что Син и виду не подал, когда был ранен.
Он привык.
Диггер отхлебнул воды:
— Син пару раз рассказывал, как жил на улице, говорил, что забирался под мусорные контейнеры, чтобы поспать в безопасности от всякой рвани. Можешь представить? Грязь, вонь... Крысы. — Он передернулся. — Шеридан копался в помоях или крал еду, а как чуть подрос, пошел по стопам Инди.
— Стал убивать?

Диггер презрительно фыркнул:
— Шеридан никогда не убивал тех, кто не пытался убить его первым. Говорю же, он не такой, как отец. — Он бросил на Шай недовольный взгляд. — Свою преступную карьеру Инди начал с воровства. В этом ему не было равных. Его отец мог взломать любую систему безопасности, а его собственные пароли никто никогда не мог расшифровать... только Шеридан. Инди это просто с ума сводило. Нет ни одного файла, который можно было бы спрятать от Шера.

Глаза Диггера светились гордостью, когда он рассказывал, будто в этом была и его заслуга.
— Когда он подрос, Инди научил его всему. — Потом его взгляд снова потяжелел. — Если он ошибался, а Инди был в хорошем настроении, он ломал пальцы Сину. Если в плохом — то Талии.

Он страдальчески поморщился, качая головой:
— А знаешь, что самое печальное и ужасное? Ее похоронили сразу после нашего с Инди ареста. Шеридана в то время держали под арестом, он был единственным человеком на её похоронах, и я помню, как в новостях говорили, какой он неестественно спокойный. Там был снимок, где он стоит у её могилы с сухими глазами. Его изображали чудовищем, ещё и поэтому Сина никто не усыновил, и он попал в тюрьму. «Ему всего десять, но он — сын своего отца», — писали о нем в СМИ. Второе поколение психопатов Уэйд во плоти.
Он чуть не плевался яростью.

— Шеридан не плакал, потому что за это Инди мог прижечь его сигаретой или облить кипятком, и он отучился. За слёзы ему только влетало ещё крепче. В прессе его обвиняли за то, что он не плакал. Сын дьявола, такой же бессердечный, как и отец. Чтоб им всем в аду сгореть! — Глаза Диггера пылали гневом. — Когда его после возвращали в тюрьму, там присутствовали семьи некоторых жертв Инди, они поджидали Сина, чтобы оплевать десятилетнего ребенка, который лишился всего на свете, в том числе и свободы, только за то, что родился и не умер, когда родная мать пыталась его утопить. Писали, что он заслужил все это. Представь себе, каково хоронить родную сестру в кандалах и наручниках? В одиночестве? Когда окружающие в тебя плюют и бросают мусор?

Шахара вздрогнула, ощущая, как от одной мысли об этом желудок сжимается в комок. Нет, она не могла такое вообразить. Она с трудом пережила похороны матери и отца, но все они знали, что родители больны, и успели подготовиться к их смерти. Хотя всё это чушь: нельзя свыкнуться с мыслью, что близкий человек умрёт. Особенно если очень его любишь.
Бедный Син...

За то, что я ему сделала, меня следует высечь кнутом.
Никогда в жизни она так не ошибалась.
Можно было успокаивать себя тем, что она не знала о его прошлом. Но все это лишь отговорки. Она причинила зло хорошему человеку, который заботился о её сестре и брате...
Она посмотрела на номер Диггера, который Син написал ей на ладони, и на ожерелье, ожерелье Сина. Он дал его, чтобы защитить её, и это после того, как она сдала его врагам.

Она сжала руку с номером в кулак и чуть не расплакалась. Но жизнь отучила её плакать, как и Сина.
Диггер, стиснув зубы, продолжал:
— Когда его казнили, список тех, с кем работал Инди, был огромен, и люди готовы были хорошо заплатить за информацию о конкурентах или тех, за кем вели слежку и кого собирались устранить. Шеридан воспользовался списком, чтобы завести нужные знакомства и найти работу. Потому что он очень хорош.

Значит, насчёт этого он не солгал. Сколько же раз он уже говорил правду, а его никто не слушал? И почему она тоже не послушала?
— Пока его не поймали.
— Пока его не поймали, — вздохнул Диггер. – Тогда я снова появился в его жизни. Судьба распорядилась таким образом, что я убирал тюремный двор и увидел, как его ведут на допрос.
Он ненадолго замолчал, будто снова переживая ужасное мгновение. Когда он снова заговорил, Шай пришлось напрячься, чтобы расслышать.

— Я тебе скажу, в жизни не видел, чтобы человека так избивали. Даже сравнить нельзя с тем, что сейчас. А ведь он был ребенком. Никогда не видел, чтобы риты так кидались на кого–то. Его содержали в камере повышенной безопасности, без конца допрашивали... и пытали. Его детский голос, крики, просьбы остановиться до сих пор звучат в моей голове. Слышно было на весь двор, даже самых прожженных преступников пробирало. Я узнавал его голос мгновенно. Он точно так же кричал, когда его мучил отец. Черт, мне кажется, ему легче было сносить пытки от чужих людей, чем от того, кто должен был любить и защищать его. Меня до сих пор поражает, что он так ничего и не выдал, что был таким сильным.

— Это вы помогли ему сбежать в тот раз?
— Да, я. К тому времени как его посадили, я уже несколько лет разрабатывал план. Потребовалась пара взяток, чтобы вытащить и его.
Шай откинулась на спинку дивана, обдумывая слова Диггера. Если все это правда, то и сказанное Сином про Мерджека — тоже правда.
И это плохо. По крайней мере, для нее.

Она вновь взглянула на Диггера и спросила:
— И вы вдвоём перебрались сюда?
Он покачал головой:
— Нет, я поехал один. Шеридан побоялся оставаться со мной. Все повторял, что риты явятся за ним, чтобы убить, и все, кто окажется рядом, тоже могут погибнуть. Он сказал, ему нужно вернуться и найти то, что потерял, тогда он снова будет в безопасности. И я больше не видел его до сегодняшнего дня. Но мы поддерживаем связь. Он заботится обо мне, следит, чтобы у меня было всё, что нужно. И звонит, как только получает доступ к безопасному каналу связи.

— Но не пишет?
— Очень редко, всего пару раз за все время. Он одержим страхом, что хакер вроде него перехватит письмо, выследит меня и убьёт или сможет выйти на него самого. Так что мы чаще всего пользуемся устройствами связи.
— Так вы не знаете, как он жил? И зачем собирался вернуться?
— Собираю слухи, догадываюсь о его намерениях, но он старается держаться ниже радаров, так что я нечасто о нем слышу.

Жаль, потому что, если Шай собирается помочь Сину, ей нужны ответы.
— А почему он изнасиловал и убил Кьяру Замир?
Диггер с такой силой хлопнул ладонью по подлокотнику кресла, что Шахара подпрыгнула.
— Что за чушь! Вот что я сказал в тот день, когда услышал про контракт на Сина. Он ни за что не напал бы на беззащитную женщину. Он слишком любил и уважал сестру, чтобы сделать такое, и никогда не осквернил бы её память.

Он упёрся в неё горящим искренним взглядом:
— Научись слушать и пойми наконец. Я никогда не видел, чтобы он напал на человека первым. Он не такой, как его отец, и никогда таким не был. В нем нет этой жилки. Иначе это бы уже проявилось, и тогда он бы первой убил ту дрянь, которая его сдала.
— Жену?
— Бывшую. Такая же бесчувственная, как Инди. Мне ни в ком не встречалась такой озлобленности. В точности как его мать, она сообщила Лиге и контроллерам, где его искать, потому что хотела получить награду. И даже помогла устроить на него засаду, а сына использовала как приманку, Син едва сумел спастись.

Его слова заставили ее вздрогнуть.
— Не может быть.
— Может. Она сказала ему, чтобы приходил на день рождения Пэйдена. Когда он приехал, она взяла подарок и повела Сина в дом, но не к сыну, а в комнату, полную контроллеров.
— Как же он вырвался?

— Так же, как всегда. С боем. У него до сих пор шрамы от шести попаданий бластера. Он всего лишь хотел повидать сына... Тупая тварь. — Он снова выругался, еще грубее. — Кем нужно быть, чтобы сделать такое, а ведь он при разводе оставил ей такое состояние, что король бы позавидовал. Он без колебаний отдал ей все, что смог заработать, пока жил на улице. До цента. Он не оспаривал ее притязаний, и она забрала все, что у него было. В ответ он попросил только видеться с сыном раз в год, на его день рождения, а она и этого не разрешила. Настроила мальчика против Шеридана, и тот даже не разговаривает с ним, потому что считает отбросом. А он до сих пор посылает ребенку деньги, устроил его в лучшую школу в галактике. Шеридан готов для него что угодно сделать, а ему даже не дают видеться с сыном. Если не жена, то сам Пэйден натравит на отца щипачей. А он до сих пор любит мальчика больше жизни. Почку ему отдаст, если тот попросит. И знаешь, что хуже всего?

— Что?
— Это не его сын, и Шеридану это известно.
Шахара потрясенно молчала. Она правильно поняла?
— Что-что?
Диггер кивнул:
— Эта шлюха изменяла ему направо и налево все время, что они были женаты. Шеридан был врачом... хирургом, но она и работу у него отняла. Когда родился Пэйден, он работал в одной шикарной, очень дорогой больнице. Мальчику было два года, и он поранился на площадке, а при осмотре Шеридан неожиданно обнаружил у сына врожденный порок, которого не было ни у него, ни у жены. Он сделал дополнительные анализы и понял, что ребенок не его. И ни слова не сказал ей об этом. — Глаза Диггера наполнились слезами. — А знаешь, что он ответил, когда я спросил, почему он не вышвырнул эту лживую шлюху из дому?

Шай покачала головой.
— Он сказал, что я не понимаю, что он впервые в жизни чувствует себя кому-то нужным, хоть она его и использует; на него впервые не смотрят, как на кусок дерьма. Пэйден не виноват, что он не его отец, и даже к лучшему, что в нём нет его генов. В любом случае он его сын, остальное неважно. Сказал, что он любит мальчика и не поступит с ним, как Идириан со своими детьми. Кто-то ведь должен приглядывать за Пэйденом, ведь мир слишком жесток, чтобы выживать в нём в одиночку.

Диггер стиснул зубы:
— Но люди быстро обо всем забывают. Поверь, он намного добрее меня, раз не прикончил эту мразь за все, что она ему сделала, потому что я бы, например, перерезал ей глотку на глазах у сына — пусть смотрит, как она истекает кровью.
Шай вздрогнула, живо представив себе это. Но она понимала Диггера. Он прав. И на секунду ей даже захотелось ему помочь. Как люди могут так поступать?.. Как можно разбрасываться тем, за что она бы с легкостью продала душу?

Такую любовь и преданность невозможно купить, выменять или добиться силой. Ее дарят, и это случается редко, очень редко.
Глупая дрянь... Шай редко ругалась, но сейчас не могла подобрать других слов.
Диггер прерывисто вздохнул:
— Прости, что говорю такие ужасные вещи, Шахара, но мне тяжело видеть несправедливость. Мой племянник — очень хороший человек, он не заслуживает тех несчастий, которые жизнь на него обрушила. Меня тошнит от мысли, что он до сих пор платит за то, чего не делал. Я так хочу, чтобы кто-нибудь еще это понял. Хоть кто-нибудь.

Шай хорошо знала это чувство.
Она вдруг увидела собственную жизнь с нового ракурса. Странно, что раньше она была чем-то недовольна. Ну, наверное, кроме Гэлина. Вот кого на самом деле заслуживала бывшая жена Сина — бесполезного паразита, который преследует, разбивает надежды и оставляет после себя руины.

Диггер прав. Син гораздо лучше нее. Потому что, как только Шай прошла обучение, она выследила Гэлина и убила его за то, что он избил и изнасиловал её. Она говорила себе, что делает это, чтобы спасти какую-нибудь другую девочку. Что иначе Кайлен убьет его сам, и его жизнь будет разрушена.
Но в глубине души она знала правду. Ей хотелось отомстить. Она хотела, чтобы он испытал ужас и унижение, такие же, как она сама. Чтобы умолял о милосердии и не получил его.

Впрочем, она все же чуть лучше Гэлина. По крайней мере, она не смеялась над его страданиями.
В чем дело, детка? Хочешь еще? Давай покажу, что умеет настоящий мужчина.
Насмешливое ласковое обращение. Она до сих пор терпеть не могла, когда ее так называли, особенно таким снисходительным тоном. Она была испуганным ребенком... боялась, что, закончив с ней, он отправится за сестрами, которые спали в ее квартирке, и сделает с ними то же самое. Он наслаждался каждой минутой ее мучений.

Прежде ей казалось, что она влюблена в него, а потом она спросила, зачем он так поступил...
- Я беру, что хочу, малыш. Так поступают мужчины. Отдашь мне все свои деньги. Если хочешь, чтобы я был добрым. Собери еще и приходи, – сказал он и бросил ей в лицо разорванную одежду. — А теперь выметайся. Сообщишь контроллерам, и я приду за тобой и твоими маленькими шлюшками-сестричками.
Поблагодарили: Калле, KuNe, Жменька, Gusay, Mari Michelle, Tigrenok, natalymag, Алекта, Кассиопея, Москвичка, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Regina
  • Regina аватар
  • Wanted!
  • Терминатор ОС
  • Терминатор ОС
Больше
06 Апр 2016 23:05 - 09 Май 2016 18:15 #40 от Regina
Regina ответил в теме Re: Шеррилин Кеньон "Рожденные Огнем"
Пришлось идти домой без денег, в рваной одежде. Ей было всего семнадцать. Она истекала кровью, всё тело болело. Но никто не предложил ей помощь. Люди просто смотрели на нее или спешили отойти подальше, словно боялись подхватить заразу. В то время у нее не было денег на лечение, и теперь она не может иметь детей.
Она потеряла гораздо больше...

Вот почему Шай его убила. Другие убедительные доводы лишь помогли закрыть глаза на темную сторону своей души, притвориться, что на самом деле она не такая.
Так что она отлично понимала, каково было Сину. Но не понимала, как он мог простить их.
Простить ее.

— Сколько было Пэйдену, когда...
— Когда Шеридан ушел из семьи, ему было семь. В прошлом году он закончил школу. Встретиться он не соглашается, однако принимает все деньги, что Шеридан посылает на оплату престижного университета. – Диггер оскалился. – Живет на его содержании, а сам ни дня не работал. Никчемный маленький болван... — Он вздохнул: — Но я ничего не могу поделать. Шеридан говорит, что меня не касается, как он поступает со своим сыном. — Он поднялся и встал перед ней, уперев руки в бока. — Кстати, знаешь, сколько раз я видел, как его избивали, когда он пытался защитить маленькую Талию? Он едва доставал мне до колен, а противостоял отцу, который был выше, чем Шеридан сейчас. Сжимал кулачки и стоял как мужчина, а Инди швырял его о стены или мебель, пока тот не терял сознание. — Его взгляд стал тусклым, печальным. — Никогда не понимал, как отец может так обращаться с ребенком.

Шай поморщилась, вспомнила фотографию, которую нашла в его коробке. Пусть он и спасал сестру, но это не значит, что он не мог кого-нибудь убить. Кайлен тоже защищал их троих, своих сестер, но она даже не догадывалась, о скольких женщин он вытирал ноги. И скольким солгал, сколько раз нарушал закон...
— Почему вы так уверены, что он не убивал Кьяру Замир?
— Говорю же, я его знаю. Я видел, как он прошел сквозь адское пекло, и знаю, сколько шрамов на нем после этого осталось. Он никогда не поступал по-скотски. Он мог злиться, но не убивал беззащитных. Он — не мой брат.

Шахара откинулась на спинку дивана. От всего, что она узнала о Сине, голова шла кругом.
Когда она взялась за контракт, то считала, что работа будет легче легкого. С.В. Син — хладнокровный убийца. Просто и ясно.
Но обнаружила она совсем другого человека. Чем больше она о нём узнавала, тем больше в этом убеждалась.
Диггер глубоко вздохнул, взял её почти нетронутую тарелку и пошёл в кухню.

— Наверное, я рассказал больше, чем следовало. Уверен, Шеридан разозлится, когда узнает. — Он взглянул на часы на стене. — Уже поздно, пожалуй, старым костям не повредит отдых. — Пройдя в угол комнаты к столу, он стал расстилать на полу матрац.
— Что вы делаете?
— Стелю себе постель.
Шай затопило чувство вины. Она не могла допустить, чтобы человек его возраста спал на полу. Он казался изнурённым, так что вряд ли хорошо перенес бы подобную ночевку.

— Почему бы вам не лечь на диване?
— И позволить даме спать на полу? Даже слышать об этом не хочу.
Шахара закусила губу. Где ж ещё ему спать?
— Почему вы не ляжете с Сином?
Диггер в ответ усмехнулся:
— Если он проснется и обнаружит рядом мои старые телеса, у него случится истерика. И я, знаешь ли, его понимаю. Я бы на его месте тоже не захотел спать со мной.

Остаётся только один вариант.
Страшновато и неприятно, но больше ничего на ум не приходит.
— Может, я буду спать с Сином? А вы на диване.
Он задумался:
— Ты уверена?
Нет.

Она кивнула.
Он тепло улыбнулся, во взгляде читалось облегчение.
— Хорошо. Должен признать, мне так тоже больше нравится. Идем, я тебя провожу.
Он прошёл по узкому коридору мимо крошечной кухоньки в маленькую спальню. Шахара осмотрелась: в комнатке едва умещалась кровать. Она рассчитывала переночевать на полу, но с первого взгляда поняла, что в таком случае пришлось бы лечь под кровать. Вот только под кроватью был выдвижной ящик, и несмотря на всю свою миниатюрность, Шай всё же вряд ли бы туда влезла.

— Спокойной ночи. – Диггер развернулся и оставил её одну.
Шай вздохнула. И что же делать?
Син спал очень тихо и совершенно неподвижно. Если бы не едва заметное движение грудной клетки, она бы всерьез заволновалась. Мягкий свет трёх лун освещал комнату и падал на Сина, так что она смогла рассмотреть его лицо.
И всё остальное тоже.

Она зачарованно разглядывала его рельефный пресс и руки... На одной была яркая татуировка от локтевой ямки до запястья. Меч, покрытый кровью и какие-то слова на незнакомом языке.
Неужели она решится забраться к нему в постель? От этой мысли её охватило странное возбуждение. Чем ей это грозит? В детстве все время спала с Кайленом.
Кайлен – твой брат.
Это точно.

Она попыталась устроиться на полу, но ударилась коленом о край кровати. Выругавшись от боли, она передвинула ноги и ушиблась головой о маленький комод.
Так и есть, ничего не выйдет.
Она охнула, потирая рукой затылок. Комната слишком маленькая.
Шай раздраженно поднялась.

— Значит так, Син. Лежи на своей половине, и обещаю, что не стану тебя бить.
С этими словами она откинула одеяло и легла рядом с ним, застыв и отодвинувшись как можно дальше.
Почему кровать такая маленькая?
Но когда прошло несколько минут, а он так и не шевельнулся, Шай немного расслабилась и сама не заметила, как заснула.
***
Син просыпался медленно, ощущая в теле слабые отголоски боли. Он чувствовал себя гораздо лучше. Отвратительная пульсация в голове стихла до вполне терпимой ноющей боли, и теперь он мог глубоко вздохнуть не морщась.
Какое-никакое, а улучшение.
Он заворочался и вдруг понял, что к его голому телу прижимается кто-то мягкий, пахнущий весной и сиренью.
Странно.

Он открыл глаза и уставился в испуганное лицо Шахары. Огромные золотистые глаза были широко раскрыты, щёки покраснели от смущения.
Чёрт, он в жизни не видел ничего красивее. Одно это мгновение стоило всех его синяков. С того дня как Мара вышвырнула его из дома, он впервые проснулся в постели с женщиной.
— Привет, красавица.

Она ничего не ответила.
Син понятия не имел, как она оказалась в его кровати, но ему нравилось ощущать, как мягкие округлости прижимаются к нему, пусть и сквозь одежду. Крошечная рука на его голой груди... И длинная нога, зажатая между его колен. Обнимать её было приятно. Даже слишком.

Шахара не мигая смотрела в тёмные, вдумчивые глаза. Она впервые забыла, какие его преступления перечислялись в контракте. Она не видела больше вора, предателя или преступника. Или даже мужчину.
Перед ней был просто человек, которого постоянно предавали и ранили.
И она ничем не лучше.
Потому что в конце концов она тоже сделает это.

Ради чего? Во имя правосудия? Или того же благородного оправдания, что и в случае с Гэлином?
Но в это мгновение, лежа рядом с ним, она видела только человека, которого ей хотелось узнать получше. Понять, как он сохранил в сердце доброту к людям, которую она утратила.
Как ему это удается?

Как он вообще может кому-то верить? Даже Диггеру? Не говоря уже о том, чтобы доверить все свои деньги другому человеку после того, как собственная жена его ограбила.
Пытаясь разобраться, она коснулась его колючей щеки.

Син боялся шелохнуться, чтобы не спугнуть её. Она казалась какой-то другой. Смотрела на него без страха и жалости, так, будто...
Будто понимала его.
Прежде чем он успел отодвинуться, она потянулась к нему и поцеловала. Он зарычал, едва ощутив её вкус, и осторожно привлек ближе, чувствуя, как в крови бушуют гормоны.

Шахара растворилась в ощущениях от прикосновения его тела. От обнажённой кожи под ладонями. Ей всегда хотелось быть нормальной женщиной.
Не бояться доверять мужчине.
Он ведь преступник. Как такому можно верить?
Он пошевелился, и она почувствовала, что он возбуждён. В то же мгновение на неё нахлынул ужас при воспоминании о том, как Гэлин держал её за шею, срывая с неё одежду.
Её захлестнула паника.

— Пусти! — вскрикнула она. — Не прикасайся ко мне!
Син сразу понял, что страх в её голосе адресован не ему. Он тут же выпустил её и отодвинулся как можно дальше, чтобы совсем не прижиматься к ней.
Она вела себя как человек, на которого внезапно обрушились воспоминания.
— Ты в порядке?

Шахара поморщилась, смущённая тревогой в его глазах и мягкой интонацией. Она думала, он рассердится или оскорбится.
Но нет.
— Да, прости.
— Не извиняйся. У всех есть проблемы. На меня тоже временами находит.

Она фыркнула:
— С трудом верится.
— Но это правда. Хочешь увидеть, как мне срывает крышу? Дай мне шоколадку.
Шай закатила глаза. Просто смешно.
— Шоколадку?
— Да. Однажды в детстве со мной случилось кое-что плохое из-за шоколадки. Я так и не оправился. Как увижу, сразу покрываюсь потом.

— Морочишь мне голову, да? - хихикнула она.
Син сделал рукой клятвенный ритадарионский жест.
— Клянусь. До сих пор смотреть не могу на шоколад. Сразу начинаю задыхаться.

Она едва заметно улыбнулась:
— Думаю, ты просто пытаешься меня успокоить.
— Получается?
Вообще-то, да.
— Спасибо.

Он потер рукой колючую щеку:
— Как ты тут оказалась? Пойми меня правильно. Приятный сюрприз, но я был уверен, что ты скорее согласишься спать рядом с нашим вчерашним другом-ящером, чем на секунду приляжешь рядом со мной.
— Ну, не знаю... ящер или ты... Да, ты прав, я бы выбрала ящера.
Син рассмеялся:
— Серьезно, почему ты здесь?

— Ну, во-первых, ты был совершенно не опасен из-за лекарств. А во-вторых, я не могла допустить, чтобы Диггер спал на полу, пока я занимаю диван, хоть он и настаивал.
Син не понял почему, но его это тронуло. Такое поведение странно не вязалось с её суровым видом. Она проявила уважение к пожилому человеку. В его мире достойные поступки встречались очень редко, поэтому каждый раз шокировали.
Но уже утро, а у них куча дел. Он не мог позволить себе и дальше прохлаждаться. Рано или поздно риты вспомнят, что у него есть дядя, и явятся сюда.

Он отодвинулся, и Шахара нахмурилась. Простыня упала, и она увидела, что он совершенно обнажён. Ее лицо запоздало залилось румянцем. Если бы она догадывалась о его наготе, определенно передумала бы спать с ним в одной постели... Боги!
Не замечая её смущения, Син достал одежду с другой стороны кровати. Вчерашние синяки большей частью сошли, и его тело теперь выглядело ещё соблазнительнее.
Вкусняшка.

Щеки Шай запылали. Она отвернулась к окну, а он рассмеялся.
— Прости, не ждал гостей.
— Ты что, всегда спишь голым?
— Да.
Она слышала, как он двигается у неё за спиной.
— Стоит вести себя поскромнее.

Он снова засмеялся:
— Чего ради? Я всегда один, так что не о чем беспокоиться, а в тюрьме все равно никакого уединения, потому быстро перестаешь щадить чужие чувства, да и свои тоже.
Оттого что он так легко шутит над этим, у Шай сжалось сердце. Из собственного небольшого опыта она знала, в каких ужасных условиях содержат заключённых. А чего стоит один только личный досмотр и другие кошмарные вещи, которые им приходится терпеть!

Она знала, каково это — полностью потерять контроль над тем, что делают с твоим телом, и ей хватило. Трудно представить, сколько над ним издевались, да ещё в том возрасте, когда иным все еще поют колыбельные на ночь.
Ей стало больно за него.
Син откашлялся:
— Можешь повернуться. Я одет.

Не поверив ему, учитывая, как он смеялся над ее смущением, Шай медленно повернулась и выдохнула с облегчением. Он и правда был одет.
Она оглядела его с ног до головы и увидела, что на лице и шее синяки тоже почти прошли. От вчерашнего большого кровоподтека на левой скуле осталось бледно-желтое пятно.
— Ого, — сказала она, придвигаясь ближе. – Принапин действительно помогает.

Не осознавая, что делает, она протянула руку и провела пальцами по заросшей щетиной щеке, приподнятой брови и маленькой морщинке над переносицей.
Она зачарованно смотрела, как темнеют его глаза. Боже, он такой красивый и...
Внезапно позади раздался грубый голос:
— Руки вверх, подонок. Ты арестован!

Глава 9
Поблагодарили: Калле, KuNe, SvetВладимировна, Жменька, ninych, Gusay, Vivid, somiko, Tigrenok, natalymag, Алекта, pelena, ivaova, Кассиопея, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
07 Апр 2016 12:39 #41 от natalymag
natalymag ответил в теме Re: Шеррилин Кеньон "Рожденные Огнем", 8/22 глав, обн. 06.04.16
Спасибо за продолжение!  :bunny:  :ura:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
07 Апр 2016 13:07 #42 от jersi881
jersi881 ответил в теме Re: Шеррилин Кеньон "Рожденные Огнем", 8/22 глав, обн. 06.04.16
Обожаю ЭТУ ПИСАТЕЛЬНИЦУ!!! :bunny: моя первая просторная электронная книга была про Зарека.обожаю его и Ашерон.вообщем всех ТО.Спасибо вам за Ваш труд!!! :ura: .и эта книга не разочаровала.и не разочарует.!!!!.рада что нашла Ваш сайт.теперь я Ваш частый гость :gyy:
Поблагодарили: Калле

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
07 Апр 2016 13:09 #43 от jersi881
jersi881 ответил в теме Re: Шеррилин Кеньон "Рожденные Огнем", 8/22 глав, обн. 06.04.16
Не Просторная а просторная.извините опечатка вышло

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
07 Апр 2016 13:10 #44 от jersi881
jersi881 ответил в теме Re: Шеррилин Кеньон "Рожденные Огнем", 8/22 глав, обн. 06.04.16
Этот умный словарь меня доконает

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Regina
  • Regina аватар
  • Wanted!
  • Терминатор ОС
  • Терминатор ОС
Больше
07 Апр 2016 17:29 #45 от Regina
Regina ответил в теме Re: Шеррилин Кеньон "Рожденные Огнем", 8/22 глав, обн. 06.04.16
Большое спасибо за отзывы. Надуюсь, мы с бетой не разочаруем. Ну, и Кеньон тоже)
Поблагодарили: АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.